Остров Андерс

     Литературный клуб
          Издательский проект
  • Остров Андерс

         Литературный клуб
              Издательский проект
  • Остров Андерс

         Литературный клуб
              Издательский проект
  • Остров Андерс

         Литературный клуб
              Издательский проект
  • Остров Андерс

         Литературный клуб
              Издательский проект
  • Остров Андерс

         Литературный клуб
              Издательский проект
  • Остров Андерс

         Литературный клуб
              Издательский проект
Andersval Web Site
Очерки

Последние поступления

Нет объектов для отображения!

Проза

Поэзия

Арт-Галерея

Календарь

«Сентябрь 2016 
ПВСЧПСВ
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930   

Кто сейчас на сайте?

Кошки

Версия для печати Отправить на E-mail
Очерки
Автор Аимин Алексей   
06.03.2016 г.
Комментировать (17 Комментарии)


Город Луга считается кошачьим, и недаром.
В каждой второй семье живет или состоит на „обеспечении“ хотя бы одно животное.

  

Есть и истовые любители пушистых созданий: один мой знакомый содержит 15 котов дома и еще 5 на работе.
Кроме личных кошек в нашем городке есть и общие, имеющие „официальный статус“ – бродячие. Они живут при рынках, магазинах, кафе и даже на автобусных остановках.
Население города относится к ним лояльно и у многоэтажек нередко можно видеть „общественные“ кошачьи столовые.
Интересно, что люди, еще недавно относящиеся к кошачьей братии негативно, вскоре меняются, заводят котов и становятся их почитателями.
Вот и живем все мы в неком содружестве.
Даже местные дворняги, видя, что проиграли борьбу за внимание людей, уже давно смирились.
Комментировать (17 Комментарии)
Последнее обновление ( 11.03.2016 г. )
Подробнее...
 

KNOW - HOW NON STOP

Версия для печати Отправить на E-mail
Очерки
Автор Талейсник Семен.   
28.02.2016 г.
Комментировать (36 Комментарии)
   

    Господа! Сижу я перед компьютером, положив пальцы на клавиши лэптопа, и перед первым нажатием вспоминаю, какими же плодами цивилизации в быту мы пользовались в городской квартире в самом центре города Винницы, областного центра Украины, в предвоенные годы и ещё долго после её окончания... 
     У нас был водопровод в виде одного крана с холодной водой на кухне, где стоял на столе примус.

  
   Наш кормилец и очаг - примус... 

В каждой комнате были "лампочки Ильича"  (и на всякий случай -керосиновая лампа), радиоточка с большой чёрной тарелкой. И всё...
Не буду же относить сюда плиту на кухне с двумя конфорками и печку/ грубу/ для отопления комнат дровами или углём, а позднее газом. Купались в тазике, корыте или по пятницам в городской бане, а нужду справляли в горшок/ведро нoчью и в детстве, а затем и днём - в дворовом туалете...
           Прогресс начался с домашнего телефона, установленного не без труда и мытарств после возвращения отца из армии, а нас с мамой - из  эвакуации.
Первый незабываемый чёрный аппарат с вращающимся диском  имел номер 10-02. Никакие цифры я не запомнил так, как эти. Навечно, до конца памяти или жизни...
Потом, по-советски, медленно и по возможностям,  стали появляться и другие блага цивилизации.
Холодильник избавил нас от лазания в погреб, вырытый в коридоре дома.
Трёхпрограммный репродуктор позволял переключать программы вещания по желанию, а примитивный плёночный магнитофон обеспечил запись и прослушивание любимых песен Высоцкого и других... 
  Далее научно-технический прогресс убыстрялся лавинообразно и мы стали догонять, но так и не догнали, ни Америку, ни Запад вообще... Прошло некое время и всё стало меняться на глазах, хотя первые научные работы ещё в 1957-58 годах я ещё печатал на немецкой машинописной машинке «Эрика»...
      В 80-х и 90-х годах во многих домах стали появляться компьютеры.  
     Виртуальные буквы внезапно появляются на чистом поле после лёгкого нажатия клавиши. Они ложатся ровно в заданной  последовательности, не выходят за предопределённые пределы установленной рамки для печати текста. Образуют нужные слова, которые при малейшей ошибке кем-то или чем-то подчёркиваются, как по мановению волшебной палочки, красной либо зелёной волнистой чертой. Сами переносятся, если не умещаются в строку. Допущенные ошибки исправляются легко, удаляя буквы, переставляя их, дополняя при необходимости. Можно изменять целые части слов, вообще вписывать новые, либо вырезать на - прочь всё, что не нравиться и печатать наново. Виртуальный редактор следит за правописанием и синтаксисом, предлагая порой другой вариант... 
      При всех этих манипуляциях, проходящих под звук негромкого щёлканья клавиш, не надо менять бумагу, пачкающую руки ленту, так как их вообще нет. Нет необходимости передвигать с шумом каретку, вытаскивать и вставлять новые листы, комкать в руках неправильный или не понравившийся текст, и выбрасывать его на пол или в корзину. Можно весь напечатанный текст сохранить, вновь вернуться к нему через какое-то время, даже  на другой или на третий день, а то и через месяц-два - бесконечно. Какое удобство, какая экономия времени, нервов, бумаги!                                                 
        Какая, самая совершенная электрическая печатная машинка, не говоря уже об обычных портативных наших и зарубежных труженицах, может быть сравнима с печатанием текстов на компьютере.
     После долгих лет изнурительного нервного печатания на машинке, начав использовать для этой цели компьютер и принтер, я, как будто, родился заново, открыл для себя новый мир, убедился в причастности к научно-техническому процессу, прочувствовал это «know how» на своей собственной шкуре. И начал писать тексты, которые давно роились у меня в голове, но я не смог заставить себя так утруждаться, как это делали настоящие писатели и поэты пером испокон веков с помощью перьевых ручек и чернильниц. Даже после появления  с конца позапрошлого,  всяких «Ундервудов», «Эрик» и прочих печатных машинок.      Научные тексты поневоле приходилось печатать, ибо это было отражением,  содержанием или результатом трудовой деятельности. А для того, чтобы заняться творчеством графомана, хроникёра, мемуариста, наконец, нужно было дождаться появления компьютера, кстати, изначально именно для этого и созданного. Длительность моей жизни оказалось достаточной. Но не только для этого.                                                 
     Я родился в то время, когда средства массовой информации, доступные обычной совковой семьи состояли из газет, журналов и радиоточки. Последняя была представлена большой чёрной тарелкой  нависавшей со стены и вещавшей на всю страну и для каждой семьи одну программу успешного построения самого лучшего общества в мире. Содержание вещания подкреплялось  музыкой и песнями, внушавшими оптимизм и зовущими к трудовым подвигам. У некоторых появлялись ламповые приёмники, открывавшими иной мир, но и они были конфискованы вначале войны для исключения влияния вражеской пропаганды. А вражеские "голоса", растлевающие наше передовое общество, заглушались. 
      Вскоре, но не так уж быстро, как хотелось, с традиционным для страны «за железным занавесом»  неприличным запаздыванием, появлялись более современные радиоприёмники,  магнитофоны и уж совсем отставшие от Запада телевизоры. Хотя изобретатель телевизора - наш соотечественник, русский эмигрант, Владимир Козьмич Зворыкин. Родился в Муроме 30 июля 1889 г. в купеческой семье. Окончил реальное училище, и Технологический институт в Петербурге, где познакомился  с профессором Б. Л. Розингом, занимавшимся проблемой передачи изображений на расстояние. Затем эмигрировал в США, где и запатентовал своё изобретение...   
    Вначале «чёрные тарелки» сменили «коробки» и «ящики», но дизайн на этом  не застыл. Появились вполне изящные многопрограммные репродукторы, которые постепенно заменили приёмники, радиолы, а в машинах - магнитолы. Помню, как я дарил своим родственникам репродукторы, рассчитанные на три программы, и все были довольны таким эксклюзивным подаркам.
Позднее в шестидесятые появились портативные приёмники из Риги под названием
VEF, на которых можно было ловить "голоса из-за бугра", позволявшие критически относиться к событиям, происходившим в России.

   
    Моя любимая "Спидола"...

     Катушки магнитофонных лент ушли в область преданий вместе с массивными магнитофонами, как сейчас поэтапно уходят аудио и видеокассеты с их проигрывателями. И даже видится и близится конец обычных дисков, так как уверенно наступают DVD, а многие уже прослушивают музыку через компьютеры, откуда и скачивают, что хотят и, что доступно во всемирной паутине информации.
     Берёшь в руку, вытащенный из сумки, вынутый из кармана либо взятый со стола, дивана, полки мобильный телефон, свой или других членов семьи, выходишь с ним в другую комнату, на кухню либо на улицу. Отправляясь по разным адресам, все могут найти всех, и даже выяснить - где кто. Тебе звонят за границу, когда находишься в командировке, либо в туристической поездке. Ты и сам можешь звякнуть из гостиницы, из парка, находясь в центре какой-нибудь зарубежной столицы или в глубинке. Не потеряешься, но и не спрячешься, если не захочешь, отключившись, например, либо не отвечая.  Ты не связан с каким либо аппаратом, не ограничен длиной провода, забываешь о старых чёрных монстрах с необходимостью вращения диска для набора номера. Будто их и не было. А ведь появление первого телефона в нашем доме было почти сравнимо с праздником. Более полувека прошло, а забыть его так и не смог. Плохо, что сегодняшний номер моего «мобильника» никак не выучу и нахожу его в его же меню.               
    Старость - не радость. Сотовый аппарат (телефон) с каждым днём умеет всё больше и больше. И называется он уже по-иному. Он не звонит, а  проигрывает мелодию вызова и показывает время. Он разговаривает, напоминает и запоминает. Он сообщает и изображает, он фотографирует и развлекает и даже помогает войти в Интернет. «То - ли ещё будет, ой-ой-ой»!
   Надо стараться дожить... Долго жить оказывается интересно, хотя и не легко...
      Помню мой первый фотоаппарат «Агфа», привезенный отцом из поверженной Германии. Он, конечно, не заменил мне утраченное имущество семьи и испорченное войной и эвакуацией детство, но широкоплёночное чудо оставило в альбоме многие эпизоды юности. Затем настала пора узкоплёночных «КОДАКов», «ФЭД»ов, «ЗЕНИТ»ов. И сменивших их «мыльниц», которые избавили владельцев от умения определять выдержку, ставить диафрагму и учитывать освещённость. Наводи, нажимай и щёлкай, сколько плёнки хватит и уже не черно-белой, а цветной, негативной или обратимой с уже готовыми слайдами. Иди и смотри. И это всё уже устаревает. Хотя процесс проявления плёнки и создания фотографий, технологически доступный каждому троечнику по химии, имел и своё преимущество, если закрыть двери в комнату для священнодействия с девочкой... Туда не могла войти даже её бдительная мама.
    Где только денег напастись, чтобы купить цифровую камеру, а снимки передавай на экран компьютера. Смотри, увеличивай, уменьшай, дублируй и рассылай по всем адресам электронной почты. Вот только альбомы с фотографиями становятся всё менее привлекательными и люди, увлекаясь новшествами, забывают о необходимости сохранения памяти о прошлом, своём прошлом.
Ведь компьютер не всегда удобен для чтения и для просмотров. Да и выйти из строя может, если что-то в нём испортится, либо электростанция не даст ток. А как подарить фотографию на память? Где подписать, как оставить на обороте личный почерк и подпись.
   У меня есть фотография мамы двадцатых годов прошлого века, подаренная её брату. Надпись и почерк мамы сейчас нам дороже этого снимка, так как есть другие, но  перемещая его на компьютер, я оставляю лицевую и обратную стороны снимка. Правда можно заменить разглядывание старых, да и новых фотоснимков, в альбомах, сидя рядом с друзьями или родственниками. Самый плоский экран и ноутбук их не заменят ощущение взятого в руку фото, которое можно рассматривать сугубо индивидуально с разных сторон и позиций, видеть устаревшую бумагу, паспарту. Хотя и к этому «общаку» уже привыкли... 
    И часы на руке при наличии сотового телефона уже не обязательны, так как там и время и даже бой. Я, правда, уже давно перестал носить часы с автоматическим заводом их инерционным механизмом от движения, так как мало хожу и не размахиваю руками. В результате они останавливаются. Как и часы с истощившейся батарейкой. Часы вообще просто забываю надевать, так как ни на работу, ни на свидания уже не спешу. Вот и отвык. Утерял условный рефлекс, как теряли его, если  не подкреплялся постоянно, собаки в экспериментах академика Павлова.
   А сотовый телефон с указателем времени всегда со мной, чтобы не потерялся, либо  дал знать, что со мной что-то произошло. Часы у многих сейчас  постепенно превращаются в браслет, престижный не своим анкерным ходом, количеством драгоценных камней и наилучшим швейцарским или японским современным, механизмом, а качеством и дороговизной  оправы из золота, бриллиантов, удорожающих этот простой указатель времени, и демонстрирующий положение и банковский счёт владельца. А то и просто его снобизм и хвастовство ...
  Современные наручные часы могут быть и фотоаппаратом и передатчиком, и магнитофоном и ещё чёрт знает чем, кроме своего прямого назначения. Их тоже модернизирует  постепенно прогрессирующее и не останавливаемое    никем, ничем и никогда - ноу хау. 
    Чу! Что-то задрожало у меня на боку. Я сигнала уже могу и не услышать, а вибрацию мобильника ещё ощущаю. Со временем придумают ещё более сильный и действенный сигнал для стариков...Волноваться, право, не стоит.
    Вот так незаметно пришло время айфонов, смартфонов, андроидов, планшетов и скоро не встретишь человека, от мала до велика, с блестящим, цветным, большим или всё меньшим экраном, через которые говорят, в который смотрят, записывают  рассылают, смотрят фильмы, слушают музыку, играют в электронные игры, фотографируют всё и вся, а особенно любят делать сэлфи...
   Даже уже телескопические  палки (шесты) создали для этой заманчивой цели. Фактически, появились ручные портативные компьютеры, делающие человека автономным потребителем всемирной информации, затянутым в паутину интернета, независимым, но и в же время  одиноким... Но и это не конец был, ибо в мир вошли или вышли инстаграмы...     
   Люди общаются через или с помощью электромагнитных волн, какая уже теперь химия или нервные импульсы в их отношениях, если всё через электронику. Уже не беседуют, а передают информацию один другому, не глядя в глаза, не видя лица. Появились карикатуры и юморески...  
     И невольно соглашаешься с Великим Эйнштейном, который предостерегал:   
«Я боюсь, что обязательно наступит день, когда технологии превзойдут простое человеческое общение. И тогда мир получит поколение идиотов».  
   А теперь перенесёмся в Ноу-Хау в области медицины, в которой я на своём личном опыте, за какие-то полвека, прошёл путь от «сохи» (рентгенографии) до компьютерной томографии - КТ и ядерно-магнитного резонанса - ЯМР (или до CT и  MRI, как это звучит на английском).  А ведь и рентгенография ещё не всюду могла быть проведена. 
    И как мы уточняли диагноз опухоли мозга у человека? На основании неврологической симптоматики, такоё разноречивой и далеко не точной, даже у больших и опытных неврологов. Или же при открытом черепе... 
    С ужасом вспоминаю поиски опухоли в открытом мозгу да ещё под местным обезболиванием, чтобы больной своими ощущениями помогал нам уточнить место расположения опухоли при прикосновении (раздражении) его предполагаемых участков. Ведь ткань мозга, поражённого опухолью, может не отличаться ни цветом, ни консистенцией, особенно  для неопытного глаза. Честно говорю, что стыдно об этом писать, ибо это была уже середина прошлого века. 
     Лихорадочные поиски новых методик диагностики вообще и локальной тем более. Спинномозговые и желудочковые пункции с введением контрастных веществ (от воздуха до иод содержащих растворов или радиоактивных изотопов), стереотаксические операции, лазерные щупы,  давали определённые данные, но они не были достоверными и опасными. Поиски продолжались, а мы руками(!) и зрением продолжали поиски опухолевой ткани среди клеток, волокон и сосудов головного и спинного мозга... Или накладывали в отчаянии поисковые отверстия в черепе в местах предполагаемых опухолей или травматических гематом, через которые глазом или иглой искали патологию, чтобы спасти человека. Я уже описывал, что так мы оперировали и Алексея Стаханова при подозрении на внутричерепное кровоизлияние...         

  Просвет появился вместе с внедрением компьютеризации в диагностический процесс, но, как это часто бывало, с опозданием из-за «железного занавеса» и отсутствия широкого обмена мнениями и научной литературой с зарубежными коллегами...
Поскольку мои медицинские проблемы находились в профессиональной деятельности нейрохирургов, читателя, наверное, не удивляет определенная направленность моих примеров.   
Но, пробил  час, когда мы увидели мозг вначале через увеличительные налобные светильники, затем через  операционный микроскоп, позднее -   на компьютерной рентгенограмме, а потом и живой мозг при микроволоконной оптике и ядерно-магнитном резонансе.
 И, естественно, что и всю его патологию.  А это позволило открывать полость черепа экономно и там, где обеспечивался наиболее оптимальный доступ к опухоли, а потом и удалять их через обычные поисковые (фрезевые) отверстия стереотаксическим методом...
     И всё это я увидел и опробовал за время одной хирургической жизни человека от 25 до 75 лет... Полвека! Причём скорость появления новых и новых методик нарастает, что говорит о стремительном научном прогрессе. В соревновании с ещё большей скоростью появления всё новых и точных, а также разрушительных или защитных изобретений в военной технике, которая вынуждена опережать мирную науку, чтобы не осталось в туманном неопределенном будущем ни учёных, ни потребителей всех новейших открытий...
     Уже созданы видео нано камеры, которые «гуляют» то по желудочно-кишечному тракту, то плавают в кровеносном русле, сообщая о  своих во время замеченных находках патологических очагов. Уже по газовому составу выдыхаемого воздуха можно предположить наличие той или иной патологии.
      А теперь отдохнём и перекусим, для чего не надо будет разжигать огонь в печах, керосинках или примусах. Даже обойдёмся без газовой плиты, да и электрическая для подогревания пищи уже слишком громоздка и не экономична. Верно, вы догадались, что теперь у нас портативные, элегантные  «микроволновки» стоят на кухнях и за пару минут горячий завтрак, обед, ужин или просто перекус из неё - прямо на стол, конечно,  только  в упаковках или в посуде, которые допустимы...
     Ещё о чём можно говорить и писать non stop?... А вот о чём: - о том, что уединиться в полном смысле слова в настоящее время становится всё труднее. Не только на природе, если не забраться в редко посещаемые места без мобильника или смартфона в кармане. Уйти в глушь лесов, уплыть в море подальше, уйти в пустыню с расчётом, что не заблудишься или попадёшь в неожиданную  неприятную или непредвиденную ситуацию при встрече с плохими людьми, зверьём, змеёй, будешь захвачен  природными катаклизмами в виде грозы, торнадо, а то и террористами, и пр. Нет, я говорю о тишине жилья, твоего кабинета, наконец, за толстыми стёклами окон, закрытыми наглухо дверьми, задёрнутыми плотными шторами...
Там тебя, если не отключить предварительно, застанут, позовут, разбудят, отвлекут:  телевизор, радио, транзистор, телефон, мобильник, компьютер со своим скайпом или смартфон (айфон) с голосовой связью, вибрацией, вайбер...
Лишь бы был Wi-Fi.
  
         Вот он, наше окно в мир, наше "всё"...
Что я ёще забыл назвать из того, что может лишить вас уединения... Добавьте, кто может! Какое ещё создание научно-технического прогресса? 
    Я понимаю, что в своей статье и рассуждениях затронул минимальную часть развития KNOW-HOW, но остановить его уже нельзя.
Так и живём в ожидании новых чудес и свершений во всех областях человеческой жизни.  
                                  *  *  *
                   
Комментировать (36 Комментарии)
Последнее обновление ( 29.02.2016 г. )
 

ПАМЯТИ Умберто Эко.

Версия для печати Отправить на E-mail
Очерки
Автор Быков Дмитрий   
25.02.2016 г.
Комментировать (8 Комментарии)

От Редколлегии:

Писатель и философ Умберто Эко умер в ночь с 19 на 20 февраля 2016 года в возрасте 84 лет в Милане от рака, с которым боролся два года. 

Умберто Эко был не только писателем, но и "борцом с мировым идиотизмом"-


заявил поэт, писатель и литературовед Дмитрий Быков, очерк которого предлагаем ниже.
                               *  *  *

Умберто Эко был не просто выдающимся итальянским писателем, но знатоком средневековой истории, продолжателем русской лингвистической структуралистской школы и "борцом с мировым идиотизмом".

Итальянский писатель и философ Умберто Эко. Архивное фото
              Умберто Эко

  Г-н Эко преподавал в различных университетах мира, стал основателем выходящего с 1971 года журнала о семиотике Versus и организатором первого международного конгресса по семиотике в Милане.
Всемирная слава пришла к Умберто Эко не как к ученому, а как к прозаику. Его первый роман "Имя розы" (1980) несколько лет состоял в списке бестселлеров. Книга была переведена на многие иностранные языки. Перу писателя принадлежат также романы "Маятник Фуко" (1988), "Остров накануне" (1994), "Баудолино" (2000), "Таинственное пламя царицы Лоаны" (2004). В октябре 2010 года в Италии вышел роман Эко "Пражское кладбище".
До того как г.Эко прославился своими семью романами, необходимо помнить о том, что он был замечательным историком-медиевистом. Он был одним из выдающихся продолжателей именно русской лингвистической структуралистской школы, продолжатель Тынянова и Якобсона, и, кстати говоря, очень много делавший для того, чтобы именно русский структурализм стали знать в мире. Он в 60-ые годы часто посещал Москву, посещал московские семиотические кружки.
В книге "Поэтики Джойса" он коснулся вопроса о взаимоотношениях модерна и постмодерна.
Эко был одним из первых людей, кто подверг тексты Джойса структурному анализу и понял "что там и откуда". Кроме того, он стал применять те же самые семиотические методы к анализу политики и фашизма, практики оболванивания всех...
Конечно, он был именно выдающийся знаток практик лжи и оболванивания и гениальный их разоблачитель. И поэтому без него борцов с мировым идиотизмом очень сильно убыло.

Умберто Эко очень поздно начал издаваться, после 50 лет, и именно благодаря ему началась мода на интеллектуальный детектив.

"Имя розы" был первым манифестом европейского научного романа. И вся мода на средневековые тайны, игру с древними символами, на истории, разворачивающиеся в монастырях, якобы детективные, на самом деле чрезвычайно познавательные, вообще вся мода на интеллектуальный детектив связана, прежде всего, с именем Эко. "Имя розы" - это выдающееся художественное высказывание, отстаивающее право человека на разум, свободу, смех".

Не менее знаменитая и значимая книга г.Эко - "Маятник Фуко", в которой впервые сделана попытка показать и разоблачить теорию заговора.
Это как бы конспирологический роман, разоблаченный изнутри. Потому что лучше, чем г.Эко, над теорией заговоров не издевался никто. Он эту тему продолжил в "Пражском кладбище".

Его романы были не только блестящими стилизациями, но они были и замечательной борьбой с идиотами всех мастей.
Необходимо отметить г.Эко, как публициста.
Он писал свои бесконечные колонки, много выступал, занимался неутомимым просветительством, и в этом направлении сделал много. Заговор идиотов и невежд, которые все время живут квазирелигиозными заговорами, вот против них г.Эко был отважным борцом. Он очень много сделал для того, чтобы позиции дураков во всем мире ослабели, и, конечно, заменить г.Эко некем.

                         *  *  *

Комментировать (8 Комментарии)
Последнее обновление ( 25.02.2016 г. )
Подробнее...
 

Новый год, сочельник, святки и нечистая сила

Версия для печати Отправить на E-mail
Очерки
Автор Демидов Вячеслав   
04.01.2016 г.
Комментировать (11 Комментарии)

   Вячеслав Демидов

Новый год, сочельник, святки и нечистая сила

  Государь Петр Алексеевич, извещенный гонцом о стрелецком бунте, третьем по счету на его памяти, вернулся из Англии в Москву 25 августа 1698 года. Не повидавшись с женой, проехал в Немецкую слободу к Анне Монс, от нее на свой Преображенский двор.

Утро следующего дня начал со стрижки бород, старинного русского символа достоинства и нравственности, строго велел князь-кесарю Ромодановскому продолжить законченный было розыск корней мятежа. Всем близким приказал надеть европейские кафтаны. Все войско - нарядить в форму по европейскому образцу.

Заточил в Новодевичий московский монастырь обеих своих сестер: Софью Алексеевну под именем инокини Сусанны, Марфу Алексеевну под именем Маргариты, - обе были дочерьми царицы Марии из рода ненавистных Милославских. И жену свою Евдокию, хоть не была причастна к заговору, отправил в Суздаль, в Покровский монастырь, - стала инокиней Еленой.

А затем, как читаем в авторитетном историческом сочинении, предался "какой-то непрерывной вакханалии": попойки сменялись казнями, в которых палачом иногда выступал сам царь, - до конца октября обезглавлено и повешено было свыше тысячи стрельцов, в феврале казни продолжились...

В таких условиях очень маловероятно, чтобы 1 сентября, через четыре дня после начала оскорбительного "урезания бород", одетый в "немецкое платье" царь, вкусивший дух западной цивилизации и крайне раздраженный бунтом, занялся бы встречей Нового года "от сотворения мира 7207-го" (от Рождества Xристова русские не считали, называли такой счет презрительно "римским" или "литовским").

Ведь Петру в этом случае следовало, обрядившись в древние, тяжелые парчовые государевы одежды, стоять со свечою в руках в Успенском храме всю вечерню и всю заутреню, а потом целовать крест и принимать благословение яростного поборника старины - патриарха.

Невозможно представить себе бритого Петра участником медлительного обряда трехсотлетней давности - с колокольным благовестом по всем церквам Москвы, с многотысячной толпой москвичей и приезжих на Ивановской площади Кремля, со свободной подачей челобитных прямо в руки государю.

Тогда понятно, почему о торжествах 1 сентября не упоминают ни Соловьев, ни Ключевский, ни Костомаров, ни какой-либо другой крупный русский историк, описывающий время жестоких стрелецких казней. Не было торжеств. Не вписывались в новые кровавые веяния.

Ну а следующий Новый год, от сотворения мира 7208-й? Удостоился ли он старинного обычая? Истинны ли тексты Интернета, сообщающие, будто Петр I "на большой Ивановской площади... сидел на престоле в царском одеянии и принимал поздравления от Патриарха Адриана, придворных, гражданских, военных чинов и всего народа"? Нет, конечно.

Не надевал он после стрелецких казней никогда никаких царских одеяний! Даже послов принимал в гражданском платье и не на троне. Да и слишком свежа была память о прошлогодних сентябрьских пытках и казнях. Чтобы ее выветрить, молчал государь до 20 декабря, а там сломал всё круто.

И провозгласил дьяк царский указ:
"Известно ему, великому государю, стало - не только что во многих европских християнских странах, но и в народах славенских ... лета свои исчисляют от Рождества Христова в восьмой день спустя, то есть января с 1 числа, а не от Создания мира. И ныне от Рождества Христова доходит 1699 год, а будущего января с 1 числа настанет новый 1700 год, купно и новый столетний век. И для того доброго и полезного дела ... писать с нынешнего января с 1 числа от Рождества Христова".

Тем же указом государь распорядился: по "проезжим знатным улицам" и у домов "духовного и мирского чина" перед воротами устроить "украшения из древ и ветвей сосновых, елевых и можжевелевых - по образцам, каковы сделаны на Гостином дворе и у нижней Аптеки". Бедным же "каждому хоть по деревцу или ветке над воротами или над хороминой своей поставить". И чтоб с 1 января "стоять тому украшению января по седьмой день".




Велел  1 января "в знак веселия" друг друга поздравлять с Новым годом и когда на Красной площади пойдет салютная пальба и фейерверк, то "боярам, и окольничим, и думным, и ближним, и знатным людям палатного, воинского и купецкого чина ... каждому на своем дворе из небольших пушечек, если у кого есть, и из нескольких мушкетов или иного мелкого ружья учинить трижды стрельбу и выпустить несколько ракет, сколько у кого случится".

И по улицам большим, где пространство есть, указано было с 1 по 7 число января "по ночам огни зажигать из дров, или хвороста, или соломы. А где мелкие дворы - собравшись по пять или шесть дворов такой огонь класть или, кто захочет, на столбиках поставить по одной, или по две, или по три смоляные и худые бочки, и наполняя соломой или хворостом зажигать".

С тех пор так и празднуем Новый год.

   

А заглянув в этимологический словарь, с удивлением видим, что, сказав "год", по-словенски обозначим спелость, праздник, юбилей, по-чешски - время, праздник, и только по-верхне-лужицки - рождество.

Как и когда у русских слово "год" стало обозначать не праздник, а все годичное время, непонятно. Еще более неясно, почему "лето" есть только время года, но спросить можно и "сколько лет?", и "сколько годов?", хотя последнее выглядит несколько искусственно или архаично, и никого не смутит сочетание "в преклонных летах".

Множественным числом "годы" в воронежской губернии называли праздненство, пир, - однако польское gody обозначает и Рождество, и Новый год, и время от Рождества до Крещения, то есть Святки.

Еще интереснее, что когда переведем наше слово „год" на польский - то там rok, помимо 365 дней, будет означать участь неизбежную, то есть судьбу, а глагол rokowac почему-то значит "вести переговоры" и "предсказывать".

*   *   *

Сам же по себе праздник 1 января на Руси был известен очень давно и назывался Васильев день.

А ночь перед ним была временем гаданий. Простой народ, деревенский, девушки особенно, - все твердо знали: что по гаданию выйдет, то и случится. Накануне убирая в избе, найти под столом хлебное зерно было доброй приметой - к замужеству. Чтоб обновы были весь год, наряжались в самое лучшее, переодевались несколько раз.

Гадали в темной комнате, при свече и зеркале, а из ворожейных вещей очень ценился хвост рождественского поросенка. На столе накрытое полотенцем блюдо с водой, свои колечки девушки бросают туда, из-под полотенца наугад вынимают, поют коротенькие подблюдные песни. Помните, в "Евгении Онегине":
         И вынулось колечко ей
         Под песенку старинных дней:
         "Там мужички- то все богаты,
         Гребут лопатой серебро;
         Кому поем, тому добро
         и слава!".

Отправлялись на огород, или к плетню, или в баню (Татьяна Ларина велела там для ворожьбы "на два прибора стол накрыть"), или к проруби, или - самое страшное - к перекрестку дорог: там-то уж точно встретишься с нечистой силой! Даже ведьму можно было вызвать, только собери к заветному дню 12 полешков, зажги, - и она, обычно среди людей незамечаемая, придет просить огня...

Из-за этого просить огня под Новый год было в деревне делом рискованным, могли ведьмой ославить.

Известно было, что в Васильев вечер ведьмы крадут месяц, чтобы тот не освещал их ночных прогулок с нечистой силой, выдаивают молоко у коров, через печную трубу влетают в избу и «сурочат» детей, напускают порчу на девок. Огненный же Змей под видом красна молодца соблазняет девиц, и те рожают кикимор. На ужин в свой дом приходят мертвецы, и если им не оставить еды, постигнут «сродственников» болезни и горе.

С Новогодней ночи и до Крещения гулялют черти и нечистая сила по белу свету, потому что Бог, празднуя рождение Сына, отпер ворота ада и позволил «попраздновать бесям». Охраняли от нечистых дома и дворы - ставили углем знаки креста над дверями и окнами. В эти вечера ходить в гости и даже просто выходить из дому считалось опасным. Но чтобы яблони не перестали родить, шли, одолев страх, ровно в полночь в сад и отряхивали деревья от снега. И Морозу, не побил чтобы озимого хлебушка, выставляли у ворот или у крыльца миску с киселем да кусок пирога.

А чтобы судьбу всей семьи узнать, варили кашу.

Ровно в два часа ночи отправлялась старшая в доме женщина в амбар за гречневой крупой, а старший мужчина приносил воду из реки. Ставили крупу и воду на стол, до них никому не касаться, пока печь не истопится, иначе праздник испортишь. А как готова печь, произносят заговор: "Сеяли, ростили гречу все лето, уродилась каша греча и крупна и румяна, звали-позывали нашу гречу во Царьград побывать, на княжеский пир пировать, поехала греча во Царьград побывать со князьями, со боярами, с честным овсом, с золотым ячменем, ждали гречу, дожидали у каменных врат, встречали гречу князья и бояре, сажали гречу за дубовый стол пир пировать, приехала наша греча к нам гостевать."

Теперь можно из-за стола встать, с поклоном горшок в печь поставить. Вынимая, приговаривают: "Милости просим к нам во двор со своим добром", и скорее смотреть, какой каша получилась. Полон горшок до краев - хороший год сулит, наружу каша вылезла - плохо, а уж коль горшок треснул - совсем ничего доброго не жди. Хорошую кашу съедали, а плохой была одна дорога: в речку.

Детям по утру Васильева дня поручалось важное дело: яровое зерно рассыпать по полу да приговаривать: "Уроди, Боже, всякого жита по закрому, что по закрому да по великому, а и стало бы жита на весь мир крещеный". Семьи крестьянские были большие, женщин много, - но опять-таки только старшей в доме доверялось собрать рассыпанное с пола и хранить до посева...

Архиепископ Василий Кесаретский, в честь которого праздновалось, - лицо историческое, выдающийся богослов середины IV века. Будущего императора Юлиана школьный однокашник. Родился в Кесарии Каппадокийской, в Малой Азии. Во святых назван Василием Великим, однако народ звал его Щедрым: заботился о неимущих, устраивал больницы и приюты для бедных. И "кесаретский поросенок" в Васильев день был традиционным деревенским лакомством, что довольно странно, ибо для христианской церкви свинья есть воплощение бесовской силы и "конь нечисти".

Впрочем, тут откровенное язычество.

У крестьян поросенок был символом плодородия, богатства, благополучия. "Кесаретский поросенок считается как бы общим достоянием; все желающие односельцы могут приходить и есть его, причем каждый из приходящих должен принести хоть немного денег, которые вручаются хозяину, а на другой день передаются в приходскую церковь и поступают в пользу притча", - писал знаток русской обрядности С. В. Максимов.

После молитвы Василию Великому ставили свечу перед иконой, старший в доме без ножа отделял голову поросенка себе, а прочее руками же ломал и раздавал по куску всем -  это называлось «кесаретского ломать». Съев мясо, кости собирали, и хозяйка дома относила их свиньям. Пока ели «кесаретского», кто-нибудь из маленьких детей сидел под столом и хрюкал, а потом его кормили отдельно. А в некоторых местах Урала и Сибири утром первого января крестьяне съезжались на погост, привозили свиные туши, отдавали священникам, головы же свиные варили в общем котле и съедали «всем миром».
 
После обедни спасали топором коров от нечистой силы. По двору раскладывали куски хлеба, испеченные на рождество ржаные лепешки и шесть немолоченных снопов. Хозяйка отпирала хлев, скот выходил, начинал есть, и вся семья безмолвно трижды обходила вокруг каждой скотинки, а хозяин голову ее кропил водой и дважды перекидывал через нее топор, чтобы получился крест.

*   *   *

Рождество Христово, точнее, день Воспоминания о Рождении Христа, русские отмечали, как положено по церковному уставу. То есть, начиная с сочельника - кануна, "дня навечерия" праздника.

     Рождественский сочельник у восточных христиан
  6 января- Рождественский сочельник, канун
  Рождества


Название это происходит от сочива - размоченных в воде зерен пшеницы, гороха, чечевицы или ячменя, которые по церковным правилам полагалось употреблять в тот день. Тщательно блюли чистоту в избе, стол застилали чистой скатертью, к вечерней трапезе готовили двенадцать блюд: кутью, узвар, фасоль, рыбу, грибы и прочее.

Кутья  - символ памяти о предках, а узвар, компот из сушеных плодов и ягод, - символ рождения Младенца.
По православной традиции рождественского застолья, ужинать не садятся до первой звезды. Ее ожидают, поглядывая в окошко, и как только показалась, в торжественно строгом благоговейном молчании начинали вкушать "бедную", постную кутью с конопляным маслом. Ни шуметь, ни ссориться, ни ругаться нельзя, ибо вся земля замерла в ожидании рождения Спасителя.

После вечерней трапезы семья отправлялась в церковь на всенощную, положив под образа в красном углу соломенный сноп и оставив на столе горшочек с "богатой" кутьей, то есть не постной и много более вкусной, ибо сваренной   с медом или сахаром.

Придя с литургии, накрывали праздничный стол, устилали лавки и стол сеном - символом яслей, в которых лежал Младенец, у образов зажигали лампады, читали вслух молитву. Потом принимались за "богатую" кутью, Помимо кутьи готовили блины, а еще пекли «козули» - фигурки домашних животных из особого теста на меду, с украшениями из взбитого белка с сахаром, у французов именуемых "безе". Из скоромного, ибо великий пост кончился, выставляли на стол студень, жаркое, колбасы.

*   *   *

Святки (с 25 декабря старого стиля, т. е. 7 января нового стиля, - по 6/19 января) сменяли сорокадневный рождественский пост, а потому ожидались с нетерпением.

Молодежи тяжко было без гуляний и потех, строго запрещенных до окончания поста. Святки именовались также Святыми вечерами - эти двенадцать дней были двух родов. Святые вечера начинались с Рождества и оканчивались Новогодием, а Страшные вечера - с Новогодия, Васильева вечера, до Богоявления, дня Крещения Господня...

Особенно нравились на Святки игры ряженых. Церковь с незапамятных времен ожесточенно противилась этим "бесовским действам", справедливо относя их к языческим.



Патриарх Иоаким в 1684 году возмущался: "Мужчины и девушки ходят толпами по улицам и поют бесовские песни, произносят сквернословие, пляшут для возбуждения блудных нечистот и прочих грехопадений. Переобразовываются в неподобные от Бога создания и изменяют человеческий образ. Надевают личины кумирские, бесовские, косматые и, одетые в бесовские одежды, скачут и пляшут".

Особое негодовали против ряжения мужчин женщинами, а женщин - мужчинами: "Тако же мужем с отроком женским одеянием не украшаться, ниже просто женская одеяния носити, ни женам в мужеская одеяния облачитися, но комуждо подобная своя одеяния имети".

Один из этнографов писал в 1851 году, что в Московской губернии "после гаданий лучшее удовольствие - рядиться. Крестьяне рядятся медведями, цыганами, солдатами; девушки - парнями, парни - бабами и т. п. Одежда, более других употребительная: барыни, кормилицы, турчанки, цыганки, медведи, журавли, лошади, солдаты... Нарядясь, выходят толпою на улицу. Является музыка, составленная из печной заслонки, косы и ручной гармонии, которая аккомпанирует пляске и песне замаскированных... Ряженые ходят по избам, обойдя свое селение, идут в чужие деревни. Возвратясь в сборную избу и разрядясь, начинают гадать".

Всё это совершалось,хотя закон запрещал "в навечерие Рождества Христова и в продолжение Сочельника заводить, по старинным идолопоклонническим преданиям, игрища и, наряжаясь в кумирские одеяния, производить по улицам пляски и петь соблазнительные песни".

Но если бы эти деревенские люди попали в Петербург, они были бы потрясены,
как был потрясен Александр Власьевич Терещенко, автор книги "Быт русского народа". В ней он написал, что некоторые надевали платья с расточительной пышностью. „Случилось однажды видеть богача-щеголя в бархатном длинном доломане, унизанном жемчугом и бриллиантами; голова его была обвита белой кашемирской шалью с разноцветными каменьями; туфли испещрены золотыми блестками; пояс ослеплял сиянием от множества драгоценных каменьев: щеголь представлял персидского шаха. Двор, дипломатический корпус и множество богачей соревновались друг пред другом
в изобретенииях фантазии».

Даже антирелигиозным большевикам долго не удавалось справиться с рождественской привычкой наряжаться. В той же Московской губернии в 1929 году отмечено, "кем следует": «На Рождество рядятся цыганом, цыганкой, нищей, сестрой милосердия, и ходят ряжеными по соседним деревням. Рядятся больше девушки; цыган надевает вывороченную шубу, лохматую шапку, в руки берет кнут, лицо ему намазывают сажей; цыганка одевается во все красное, сверху покрывается большой шалью, выпускает завитые волосы, в руках у нее карты; нищий одевает рваное пальто, лапти, худую шапку, бороду изо льна; сестра милосердия поверх черного пальто одевает белый фартук с крестом и косынку. Придя в чужую деревню, ряженые пляшут на улице, потом заходят в избы погреться, цыганка гадает».

*   *   *

Кончались святки праздником Богоявления - великим двунадесятым праздником 6-го января. Он также назывался праздником Крещения Господня, воспоминанием о крещение Спасителя Иоанном в реке Иордан. При крещении было "особое явление всех трех лиц Божества: Отец из отверстых небес гласом свидетельствовал о крещаемом Сыне, и Св. Дух в виде голубя сошел на Иисуса, подтверждая таким образом Слово Отца".

В древности вечером и в день праздника крестили новопринятых в христанскую общину, и день называется поэтому также праздником светов, праздником просвещения. Вечером и в день Богоявления устраивалось великое освящение воды на реках, прудах и в колодцах. Эта Богоявленская, или Крещенская, вода называлась агиасмой, великой святыней. Ее хранили в продолжение целого года и окропляли ею вещи, пили от болезней и давали пить тому, кто по любым причинам не мог быть допущен к причащению.

Празднуя вечер 6 января, главное внимание обращали на явление звезды, за которой шли волхвы. Так как они были царями, то Богоявление имеет еще одно имя, более принятое на Западе: праздник трех царей. И если вспоминать о Звезде, то вряд ли кто-нибудь лучше еврея Иосифа Бродского смог прочувствовать этот христианский символ:

            ...Ему все казалось огромным: грудь матери, желтый пар
            из воловьих ноздрей, волхвы - Балтазар, Гаспар,
            Мельхиор; их подарки, втащенные сюда.
            Он был всего лишь точкой. И точкой была звезда.

            Внимательно, не мигая, сквозь редкие облака,
            на лежащего в яслях ребенка издалека,
            из глубины Вселенной, с другого ее конца,
            звезда смотрела в пещеру. И это был взгляд Отца.

                                   *   *   *

Наконец, последнее: уникальный, только русскому люду присущий Старый Новый Год.

Словосочетание заставляет вздрогнуь даже знатока русской словсности: "старый новый"? Но именно так в праздновании 14-го января нового/ 1-го старого стиля сплелись язычество Васильева дня, упрямство православия и краткое торжество коммунистической идеологии.
Про Василия Доброго уже много сказано, поговорим об упрямстве. Когда в 1830 году Петербургская академия наук предлагала ввести в России общепринятый в Европе Григорианский стиль, министр народного просвещения князь Ливен представил Николаю I реформу календаря как дело "несвоевременное, недолжное, могущее произвести нежелательные волнения и смущения умов", потому что "вследствие невежества народных масс выгоды от перемены календаря весьма маловажны, почти ничтожны, а неудобства и затруднения неизбежны и велики".

Представитель Святейшего Синода в календарной комиссии утверждал, что именно в удержании старого стиля состоит "культурная миссия России", чтобы "облегчить для западных народов возвращение от не нужной никому григорианской реформы к неиспорченному старому стилю".Так что и по сей день православная церковь живет по старому стилю и считает 1 сентября началом нового церковного года. Митрополит Антоний Вадковский совершенно категоричен: "Юлианский календарь ... удерживает православных от окончательного поглощения миром инославным, является как бы знаменем, под которым чада Православия собираются воедино..."
 
Ну а большевики 24 января 1918 года ввели Григорианский календарь и поправили счет дней на 13 суток. В нашем веке сдвиг по отношению к старому стилю уже 14 дней. Так что мы теперь имеем повод выпить за одно и то же два раза!

С Новым и Новым Старым годом!

Комментировать (11 Комментарии)
Последнее обновление ( 31.01.2016 г. )
 

С германским новым годом!

Версия для печати Отправить на E-mail
Очерки
Автор Демидов Вячеслав   
01.01.2016 г.
Комментировать (8 Комментарии)
 


          С германским новым годом!

           

  Время Нового года начинается, как всем ведомо, на воображаемой линии перемены дат в Тихом океане.

Но для приземления из космоса Деду Морозу на этой линии нужна суша. А ее там нигде нет. Ближайшая -   в архипелаге Кирибати: безымянный атолл на пятом градусе южной широты, почти на экваторе.

Каково Деду там в шубе, да к тому же на необитаемом острове?!
Ведь люди с новогодними бокалами появлялись там только один раз: встречая Новый год нового тысячелетия... И Дед спешит в другие места.

Однако у нас в Германии и в других христианских странах Новый год - праздник второстепенный. Куда важнее четыре Адвента и Святая ночь.

"Адвент", по-латыни аdventus, значит прибытие, наступление. Четыре недели предрождественских адвентов - это четыре недели ожидания Светлого праздника рождения младенца Иисуса.

Чтобы в это время точно следовать старинным германским обычаям, надо купить или сплести Adventus-Kranz, венок из еловых или сосновых веточек, и перевить хотя бы одной красной ленточкой. Впрочем, лучше, если их будет четыре: это будут места прикрепления четырех красных свечек, перевитых красными же ленточками.

В каждое оставшееся до Рождества воскресенье, то есть в соответствующий адвент, надо зажигать по одной, чтобы в канун праздника горели все (тут немецкая традиция удивительным образом перекликается с еврейской ханукой, когда в один за другим течение восьми дней зажигают восемь светильников).

Некоторые еще и вешают веночек, разумеется, без свечей, на дверях своего дома. И детям дарят за месяц до Святой ночи особые рождественские календари с пронумерованными окошками. Каждый день нужно открывать створку, прикрывающую окошко, - и взору предстает одна из картинок на тему рождения Спасителя.

И вот приходит ночь 24 декабря - Святая ночь, Weihnacht. Слово высокого стиля Weihe означает освящение, рукоположение в сан, величие, торжественность, так что закрепившееся в русской лексике "Рождество" выглядит не переводом, а приблизительным термином, очень упрощающим мистическую суть происходящего.

Рождество в Германии - праздник семейный. Все должны собраться за праздничным столом и обменяться подарками. А потом вместе съесть коврижку-пряник Lebekuchen, "чудо из муки, сахара и изюма", которое в XVI веке могло достигать длины скамейки.

Именно о Weihnacht, а вовсе не о Новом годе размышлял в 1513 году тридцатилетний профессор Виттенбергского университета Мартин Лютер, будущий великий реформатор христианской религии. Он шел домой после вечерней молитвы в храме, полный восторженного ощущения сути божественной воли, которую всеми силами стремился постигнуть. Из бесконечной глубины темного неба искрились сквозь ветви заснеженных елей звезды, и это было столь прекрасно, что профессор поставил на столе своего холостяцкого дома то, что назвал Weihnachtsbaum - Дерево Святой ночи, и украсил его горящими свечами.

Великий проповедник столь красноречиво описывал радость этого приобщения к Богу, что очень скоро многие стали следовать его примеру, и из Вюртемберга праздничное Дерево Святой ночи мало по-малу распространилось по всей Германии.

Как писал много веков после Лютера один церковный иерарх, "помещаемая в жилье во время рождественских праздников небольших размеров ель изображает собой неувядающую благостыню Божию". Такова эта замечательно красивая легенда. После нее любая реальность выглядит убого приземленной и не особенно нужной...

А она, увы, такова: в отношении елочки Лютер не был первооткрывателем. Задолго до принятия христианской веры германцы считали ее защитницей домашнего очага от злых духов, холода и мрака, символом здоровья и плодородия, благополучия и торжества жизни над смертью.

И первая гравюра, на которой ель украшена свечами и звездочками, выполнена Лукасом Кранахом Старшим в 1509 году. А рассказ о добрых Фрайбургских пекарях, в Новогодие украшавших некое дерево сладостями, плодами и орехами, чтобы дети могли их срывать, датируется 1419 годом.

Некоторые исследователи вопроса проводят параллель между новогодней елочкой и лиственным "райским деревом" с яблоками на ветвях - атрибутом общепринятых в средние века церковных представлений о грехопадении Адама и Евы. Идя так в глубь времен, они достигают вавилонян и бога Мардука, - ибо нет ничего нового под солнцем.
 
Поэтому вернемся к Святому дереву и Лютеру, который выставил у дверей дворцовой церкви в Виттенберге свои знаменитые тезисы, начавшие лютеранство.

Рождественская елочка и ее украшения стали символикой духовного объединения протестантов, их разрыва с обрядностью католической церкви, которая сделала символом праздника обстановку рождения Спасителя. В IX веке сложилось каноническая форма: "в горе пещера, в пещере ясли, в которых лежит Христос, над Ним головы осла и вола, Богоматерь лежит на одре, лицом к зрителю, Иосиф сидит внизу в раздумье или дремоте".

Осел и вол согревают своим дыханием Младенца от зимней стужи, а в пещере они потому, что на осле ехала Богоматерь, а вола Иосиф вел на продажу, чтобы уплатить подать и жить в Вифлееме.

Лютеране своей украшенной елочкой усилили торжественность и красоту "яслей", ввели в символику праздника зеленый и красный цвета. Зеленый - верность заветам Иисуса и надежда на воскресение, красный - напоминание о крови, пролитой Сыном Божьим ради спасения мира. Сегодня мы видим эти два цвета не только на украшениях Святого дерева или праздничного стола, но и на рождественских открытках, подарках и многом другом. К вечнозеленым пихте, ели и сосне с годами добавились остролист (его 400 видов!), омела и плющ.
 
Католическая церковь резко выступала против рубки рождественских елок. Первый официальный запрет был введен в 1525 в Зальцбурге. Причин были названы две: украшение деревьев есть язычество, а вырубка молодого леса ничем хорошим не кончится. Насчет омелы же говорили, что английские друиды использовали ее для своих бесовских игрищ. Однако запреты мало действовали в протестантской стране.

Уже в 1597 году ремесленники Бремена устроили в честь Святой ночи свое цеховое собрание с рождественской елкой. Спустя восемь лет Страсбург установил на площади украшенную красными шариками городскую елку,- но пока без огней. Берлин же оказался необычайно консервативен: городское Рождественское дерево появилось в прусской столице только в 1780 году.

Рождественская елка в течение многих веков оставалась местным обрядом только германских протестантов. Но благодаря принцессам и принцам обычай стал проникать в другие страны Европы.

В 1816 Генриетта Нассаусская, жена австрийского эрцгерцога Карла (прославившегося победой над Наполеоном в битве при Асперне), порадовала своего сына-первенца горящими свечками на украшенной елочке. В народе только об этом и говорили, а принцессу назвали Christkindlbringerin, то есть Приносящей Младенца Христа.

На Британских островах принц Альберт Саксен-Кобургский и Готский, муж королевы Виктории, устроил на Рождество 1846 года во дворце королевское дерево, о чем немедля известила газета  "Иллюстрейтед Лондон Ньюс", и подданные с удовольствием стали следовать примеру их величеств, хотя за двадцать лет до этого совершенно не обратили внимания на Святые деревья  живших в Лондоне немецких коммерсантов.

Французы свою рождественскую елку впервые украсили в 1870 году, когда император Луи Филипп установил ее в Версале для невестки, немецкой принцессы. И опять-таки немцы-эмигранты привезли Святое дерево за океан, в США, но американский быт ввел поправки и в этот обычай: электрические елочные свечи. Они появились нью-йоркских магазинах в начале восьмидесятых годов 19 века.

Но в Европе в те времена устраивали елку в своих домах все-таки в основном аристократы и богатые горожане. Деревенские жители, даже протестанты, относились к ней осмотрительно: восковые свечи стоили дорого, без огней же темная хвоя дерева, пусть украшенного, вряд ли способна вызвать радостное чувство.

Только изобретение стеариновых свечей привело к быстрому распространению "истинно немецкого" рождественского обычая. Да еще сыграла в этом неожиданную роль франко-прусская война 1870/71 гг., когда в Святую ночь по приказу высшего командования были зажжены огни на елках в госпиталях и казармах.

Для огромного большинства солдат это было совершенно неизвестное, очень впечатляющее зрелище. И когда через два месяца война кончилась, они повезли воспоминание о нем в родные места, так что рождественская елка быстро распространилась по всей Прусской империи.

Но елка - елкой, а поесть надо. Немцы-католики, придя из церкви, устраивают праздничную трапезу. Ее главное блюдо - свинина или свиные колбасы с квашеной капустой, которая считается целебной.

Тот, кто ест в Святую ночь кислую капусту, будет весь год здоровым. Даже скоту в рождественскую ночь дают капусту (понятно, не кислую).

Протестанты перед мессой устраивают Святой Ужин, Heilige Mahl. Блюд обычно 7 или 9, предпочтительно с зародышами жизни: рыбная икра, горох, бобы, мак, яйца, просяная, ячменная или рисовая каша, маковые клецки, не исключаются ни селедка, ни карп, ни гусь. Крестьяне после еды искали под столом рассыпанные  зерна: каких зерен больше найдут, тот злак и лучше уродится.
 
В старое время право выпекать ритуальный рождественских печений доверяли в городах только избранным пекарям. А крестьяне в Вестфалии пекли огромный ржаной хлеб, клали на стол и ставили вокруг три лампы. Часть его съедали в первый день Рождества, еще часть - на Новый год,  еще немного - 6 января, в день трех королей (причем в две лампы наливали так мало масла, чтобы они погасли уже во время еды). Хлеб до конца не съедали - остатками кормили 2 февраля скот.

Что же касается 25 декабря, то, поскольку в текстах евангелий точный день рождения Младенца не указан, дату установил своей буллой папа Юлий I в 350 году (до этого решения христианская церковь праздновала лишь Богоявление, Epiphaniasfest в день 6 января).

По мнению историков религии, выбор именно 25 декабря  - дня зимнего солнцестояния и потому самой длинной ночи года - был частично продиктован желанием отвадить людей от языческого новогоднего торжества.

Ну а после установлении дня Рождества Христова, было совершенно естественным указать день Обрезания Господня, который как раз и пришелся на 1 января. Что, понятно, не имеет никакого отношения к нашему празднованию Нового года, когда каждый винодел непременно чокается в подвале с винной бочкой, поздравляет ее с праздником и пьет за хороший урожай.

С Новогодием вообще всё сложнее.

Ведь до 1691 года императоры Священной Римской империи Германской нации указывали началом года день Рождества, а вовсе не первое января. И во Франции Новый год очень долго начинался с 25 декабря, но в 755 году праздник перенесли на 1 марта, затем на день Пасхи, и только в 1564 году король Карла IX решился на 1 января. В Англии же, гордящейся своей независимостью от "континетальных", Новогодие праздновалось совсем уже странно: 26 марта, что продолжалось до 1752 года.

Но подобные перестановки - вовсе не приметы нового времени. Возьмите римлян: с незапамятных времен вроде бы все было логично, праздновали Новый год первого марта, то есть как начало полевых работ. А вот по каким причинам Юлий Цезарь в 46 г. до Р. Х. перенес начало года на 1 января, малопонятно. Скорее всего, потому, что январь (януарий) был месяцем двуликого, но отнюдь не двуличного бога дверей Януса. Ему приносили жертвы именно 1 января, почему и считалось весьма благоприятным начинать в этот день большие дела.

Римляне в новогодие одаривали друг друга подарками и восковыми табличками с поздравительными надписями: "Желаю тебе благоприятного и счастливого Нового года", - а кто умел, добавлял шуточные стихи. Один из рабов Юлия Цезаря пожелал ему пожить в новом году дольше, чем в старом,- император оценил тонкое остроумие и отпустил того на свободу. Каждый клиент (особенно если он вольноотпущенник) старался сделать приятное своему патрону. В ранние времена хватало винных ягод, фиников да ветвей лавра, предвещавших счастье и удачу. Затем в ход пошли мелкие монеты, но аппетит приходит во время еды, и ценность даров все более возрастала. А вот славившийся злопамятностью император Калигула, принимая подарки от подданных на площади перед дворцом и тщательно записывая, кто что принес, - не говорил даже "спасибо".

Официальная встреча Нового года обставлялась весьма торжественно: в храм для принесения жертв приходили в лучших одеждах сенаторы, консулы и прочие должностные лица. Затем начинались пиры, танцы, по улицам бегали ряженые в масках. Считались бесстыдными любые раздоры, все мирились и прекращали тяжбы.
 
В какой-то мере римские обычаи новогодних торжеств повторяли праздники третьего тысячелетия до Р.Х. в Вавилоне, когда там после подъема воды в Тигре и Евфрате начинались работы на полях, что означало победу светлого бога Мардука над смертью.

Начиная с 21-го числа месяца нисана (март - апрель), двенадцать дней запрещалось работать, наказывать, вершить суд, - в эти дни на городских улицах и площадях читались поэмы о подвигах Мардука, шли представления о том, как его жена, богиня Сарпанитум, спасает мужа из подземелья. Царь каялся перед богами за все, что сделал недоброго в прошедшем году. Забивали массу свиней - символов врагов бога. Когда на одиннадцатый день золотая статуя Мардука совершала путешествие на корабле по Евфрату и возвращалась в храм, царь пытался войти туда, но путь ему преграждал верховный жрец.

Далее, по словам историка, "корона и скипетр отбирались у царя и укладывались на циновку перед статуей, а жрец стегал плетью царя, стоявшего на коленях перед святилищем. Царь должен был плакать, чтобы правление будущего года было для него счастливым, а затем входил в храм, чтобы перед статуей Мардука жрец вернул ему царские регалии. Самым же важным событием было символическое бракосочетание Мардука и Сарпанитум и вполне реальное - царя с верховной жрицей.

Но - стоп! За всеми разговорами мы совсем забыли о Деде Морозе! Где он? А он в России, поскольку, вообще говоря, никакого отношения ни к германскому Новому году, ни тем более к Святой ночи не имеет.

Потому что в Германии его зовут Святым Николаем, в США - Санта Клаусом, в Италии - Баббо Натале, во Франции - Пэром Ноэлем, а праздник его - 6 декабря.

Человек это был реальный, участник первого Вселенского собора, - архиепископ Николай в городе Мире в Ликии (в нынешней Турции) в IV веке. Его называли "правило веры и образ кротости". Николай Мирликийский считался покровителем моряков, его икона висела в кают-компаниях боевых судов Российского императорского флота.

Это столь великий христианский святой, что его чтут и католики, и протестанты, и православные, и "еретические" общества Востока, и даже порой мусульмане и язычники. Знаменит св. Николай прежде всего своими благотворительными поступками, которые он совершал по заветам Христа тайно. Согласно преданию, один разорившийся вдовец по бедности и с отчаяния решил послать трех своих дочерей "на панель". Святой подбросил в дом несчастного золото и спас девиц от позора.

В 1807 г. купцы из итальянского г. Бари перевезли туда мощи св. Николая, и 9 мая, день прибытия мощей, празднуется там "весьма торжественно",  паломники прибывают со всей Европы.

С бегом столетий добрый Святой Николай стал приносить подарки детям и, разумеется, взрослым. Привычный нам облик его появился не сразу. На рисунках голландских художников начала XIX века он строен, с трубкой в зубах и принадлежностями для чистки дымоходов, через которые он забрасывает подарки детям. Отороченную мехом красную шубу и бороду нарисовал в 1860 году американский художник Томас Найт, англичанин Тенниел превратил стройного джентльмена в добродушного толстяка. А каким предстанет Дед Мороз через сто лет нашим пра-правнукам, гадать не будем.

В Германии дети охотно пишут Святому Николаю письма, описывая подарок, который хочется получить. Естественно, письма не запечатываются, и довольно часто бывает, что добрый Санта-Клаус относится к просьбе со вниманием...

Иной раз возникают дискуссии: не слишком ли много денег мы тратим на елки, украшения и прочую мишуру? Ну, дети - для них пусть, но взрослым-то зачем Рождество? В Германии на елочных базарах и в лесничествах покупают свыше
23 миллионов лесных красавиц, - не лучше ли было позволить им продолжать расти?

Родители отвечают: мы сохраняем праздник Святой ночи, потому что в нем есть таинственная чистота, и неправильно лишать ее наших детей. И во что превратимся мы, если откажемся от Святого дерева, подарков и праздничных трапез?
 
Тем временем самая высокая - 67,36 метра - естественная новогодняя ель была установлена в Вашингтоне, А самая высокая искусственная  - 76 метров -  украсила Рио-де-Жанейро, она стояла на плавучей платформе посредине озера, освещенная двумя миллионами лампочек.
Со счастливым Рождеством!
С наступившим Новым Годом!

    *  *  *
  
   

  
 
   
Комментировать (8 Комментарии)
Последнее обновление ( 03.01.2016 г. )
 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Результаты 1 - 5 из 136
 
...