Остров Андерс

     Литературный клуб
          Издательский проект
  • Остров Андерс

         Литературный клуб
              Издательский проект
  • Остров Андерс

         Литературный клуб
              Издательский проект
  • Остров Андерс

         Литературный клуб
              Издательский проект
  • Остров Андерс

         Литературный клуб
              Издательский проект
  • Остров Андерс

         Литературный клуб
              Издательский проект
  • Остров Андерс

         Литературный клуб
              Издательский проект
Andersval Web Site
Эссе

Последние поступления

Нет объектов для отображения!

Проза

Поэзия

Арт-Галерея

Календарь

«Сентябрь 2016 
ПВСЧПСВ
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930   

Кто сейчас на сайте?

Алхиквадрословологохимия (минимир гиперсловес)

Версия для печати Отправить на E-mail
Эссе
Автор Тубольцев Юрий   
26.01.2016 г.
Комментировать (27 Комментарии)
- Мир - это взгляд, взгляд - это мир.
***


Комментировать (27 Комментарии)
Последнее обновление ( 26.01.2016 г. )
Подробнее...
 

Как это было

Версия для печати Отправить на E-mail
Эссе
Автор Аимин Алексей   
11.01.2016 г.
Комментировать (25 Комментарии)

Вместо эпиграфа-
Как-то раз зацепился за высказывание Виктора Гюго:
„Нищета ведет к революции – революция к нищете“. Сказано еще в XIX веке, но, как оказалось, не потеряло актуальность и в наше время.
Нашему поколению
нищеты тоже слегка перепало.
Комментировать (25 Комментарии)
Последнее обновление ( 05.02.2016 г. )
Подробнее...
 

Многоточие стран...

Версия для печати Отправить на E-mail
Эссе
Автор Сурина Светлана..   
08.01.2016 г.
Комментировать (15 Комментарии)
  
    
Многоточие стран... Почти сон. 

  Помните ли вы трубочки  - калейдоскопы,  при повороте которых между зеркалами возникали  мириады разноцветных  треугольничков,  вызывающих карнавальное ощущение мира,  изумление и восторг?..

   Если отжать все впечатления от моих путешествий по странам и континентам,  то в осадок выпадет то же калейдоскопическое разноцветье стёклышек.. 
   ИТАЛИЯ.
   РИМ...Площадь Святого Петра...Чертёж,  очень грамотно и точно  сделанный  циркулем,  когда трудно поверить,  что это уже не на бумаге--  настолько безупречна форма площади....Стоя внизу,  совершенно немыслимо охватить всю её глазом;   но если смотреть сверху,  с  холма--  кажется,  что ты на показательном  уроке геометрии...
   Пересекаешь её за какие-нибудь 30 минут --  и вот ты уже внутри   Папского Дворца в Ватикане: Сикстинская Капелла....
   Ты идёшь по узким галереям,  вдоль совершенно сумасшедше  яркой росписи стен и потолков;
  фрески   идут так тесно друг за другом,  будто набежали дети и раскрасили все стены  так ,  что глаза разбегаются,  не понимая,  где и когда можно остановиться и сосредоточиться...
  Со всех сторон на тебя указывают ангелы,  Боги,  демоны --  и каждый в полёте с  указующим перстом,  нацеленным только на тебя и твои грехи...Ощущение восторга и ужаса от того,  что ты это видишь воочию,  что эта живопись дышит,  пахнет полотном и красками  и вызывает невероятные ассоциации...

Image result for рим площадь св петра


                           * *  *
   Фонтан Трэви,  струи которого взрываются шампанским!..
И если наклониться над парапетом-- можно  разглядеть мириады монет на дне,  и  можно выпасть  и оказаться внизу- одной из них...

Image result for trevi fountain
                            * * *
Милан... С его поражающим воображение узковерхим  Собором,  с карнавальной росписью витражей,  статуей Христа в человеческий рост и с маленькой табуреткой внизу,  на которую следует преклонить  своё колено ,  чтобы коснуться ЕГО бронзового колена для снятия недавних грехов...  

Image result for world temple
                                     
                             * * *
      ВЕРОНА....  Здесь нельзя пройти мимо  бронзовой статуи Джульетты  на балконе её дома и не коснуться её локтя,  стёртого от пожатий туристов,  желающих удачи в любви...
                              * * * 



    ВЕНЕЦИЯ,  где по вечерам  площадь Святого Марка покрывается тысячами столиков -каждый со своей особой подсветкой,  и где   под лучами прожекторов в центре площади все танцуют под музыку Венских вальсов Штрауса,  и где нельзя увидеть ни одного грустного лица;:  ты-участник этого вечного ежевечернего карнавала счастья...

Image result for st. mark's and the doge's palace, venice

                              * * *

   ОЗЕРО  КОМО.  Сидя в кафе высоко на горе,  можно увидеть внизу безупречной формы футбольное блюдце знаменитого озера-маленькая заплатка на ткани роскошных садов...

Image result for villa d este lake como


                               * * *

   ЛОНДОН,  где   Сити-  деловой центр запирается на ночь на амбарный замок;  где весёлый нелепый толстый Черчилль всегда поправит твоё настроение;  где в гостевом  доме в комнатах окна открываются толчком вверх на уровне бедра ( которые сразу охватывает холод,   если не отпрянешь вглубь);  где в ванной на раковине ты увидишь  столпотворение банок,  в которых русские туристы смешивают холодную и горячую воду,  не доверяя своё  русское  лицо днищу раковины; где по ночам прожектора освещают роскошные особняки,  даже когда хозяева в отсутствии,  потому что кто-то же должен ими постоянно восхищаться...

Image result for Лондон с Черчилем фото
                               * * *

   НЬЮ-ЙОРК,  где с крыши 101-го этажа одного из «Близнецов» (тогда ещё живых) ты увидишь,  как Создатель вбросил горсть кубиков,  превратившихся в разновеликие  гигантские здания,  которые своим острыми верхушками пытаются дотянуться до автора,  но с его позиции (да и с нашей --  там,  на крыше)  они смотрятся детскими   кубиками  в песочнице,  и где уже не имеет никакого значения  мельтешня по жизни  снующих   людей--  там,  где-то   внизу,  за горизонтом воображения...

Image result for world trade center


                                * * *

   ЛАС-ВЕГАС, где безумными фантазиями людей,  сорвавших у жизни Джек-Пот,  построили прямо в пустыне оазис разноцветных дворцов с бесконечным карнавалом веселья внутри и разочарованием позднее--  уже в других городах;  эти залы смотрятся живописью не очень здоровых,  но гениальных художников--  как это всегда бывает у них принято...

Image result for las vegas strip
                                * * *

      ИНДИЯ.  ТАДЖ-МАХАЛ.  Дворец,  который плывёт просто в небе,  как лучший из твоих снов...    А ночью его мраморные купола подсвечены сотней прожекторов,  и кажется,  что на небе сразу несколько лун пришли прогуляться по небу в свободное время...

Image result for mosque

   А на берегу океана ночь так черна,  что ты не можешь  разглядеть   руку , и лишь звёзды так ощутимы над головой,  что тебя тянет их почесать...

                                 * * *
Боже мой! Как много ещё изюма можно наковырять из пирога  памяти ..

Будто и не жил в этом сне,  а просто забежал туда,  пробегая мимо...
------------

  Закат на Гудзоне.  Этюд.

   Это просто необходимо--  увидеть Нью-Йорк на закате!..
   С высоты 68-го этажа  гиганта  на Манхэттене--   когда высунувшись из окна,  ловишь последний луч уходящего солнца--  бьющего точно в глаза--  снизу вверх,  никогда не промахиваясь мимо цели  --  желания  на прощание обняться   с тобой  среди гигантских  каменных лиан... 
    Он ослепляет тебя так внезапно,  что мгла    ощущается тобой на миг раньше,  чем она наступит...
  Картина,  которая предстаёт перед тобой--  по видимому рождается  в мозгу   человека,  надышавшегося  дурманом-настолько она фантастична.
   Она  открывается сразу в трёх проекциях:  солнце сползает с вершин зданий,  погружая их в неспешную уютную тень;  Гудзон внизу видится блестящей ,  дрожащей на ветру слюдой,  а спускающийся между ущельями домов  луч  вспыхивает таким взрывом,  который  предупреждает о надвигающейся абсолютной тьме...
  И,  конечно, всякая  прочая мелочь---люди,  машины,  катера,  суета внизу --  в картине не отражается и не снижает   сочность живописи..
   И пока ты сидишь в центре этой картины,  тебе не может прийти в голову мысль,  что всё это сию минуту может исчезнуть--  (и даже  навсегда)  и будет представляться тебе самым абсурдно-восхитительным сном...
   Но погружаться в эту мглу хочется с удовольствием,  представляя себе эту же роскошную картину  уже на завтра...
   Но,  открыв глаза утром,  ты  увидишь  тоже   картину, но  в мягких тонах,  как   зеркальное  отражение заката  в затемнённых очках:  голубые тени на домах,    синий Гудзон внизу,  синие тени людей и машин...
  И хочется скорее обежать этот мир с обратной стороны-  и вновь увидеть   и  почувствовать роскошный карнавал  Небес и дивный закатный фейерверк ,  который сопроводит тебя,  полупьяную  от нереальности происходящего- в сон,  от которого не  захочется просыпаться...


Комментировать (15 Комментарии)
Последнее обновление ( 08.01.2016 г. )
Подробнее...
 

КЁЛЬН, СОБОР, ОДЕКОЛОН и беспорядки.

Версия для печати Отправить на E-mail
Эссе
Автор Талейсник Семен.   
05.01.2016 г.
Комментировать (47 Комментарии)



                                                          
      Вспомнить моё посещение Кёльнского собора и пребывание на площади перед ним, где мы видим обычное скопление туристов со всего мира, заставили последние трагические события, произошедшие на этом священном месте в новогоднюю ночь с 1 на 2 января 2016 года. Шабаш разгорячённых алкоголем, воздержанием и обычаями-привычками выходцев, эмигрантов и беженцев из стран Ближнего Востока и Северной Африки с попытками  изнасилования, мародёрства и надругательства над женщинами тысячной толпы людей, напоминавших символ года - обезьян, всколыхнул весь цивилизованный мир. Священный трепет и высокие чувства туристов, посетителей этого прекрасного создания архитектуры и зодчества были попраны беспределом и кощунством разошедшейся толпы... Иным гостям, пригретым и доброжелательно принятым европейцами после расследования, возможно, придётся вернуться домой.
 
 
    -Фото 31.12- 2015г.- Беспорядки возле собора в Кельне (из интернета)

        Горожане привыкли к веселью и праздникам на этой площади, а не к мракобесию, которое произошло, и я вспоминал историю кафедрального собора и прекрасного города Кёльна, украшения Европы и слышал другие слова и возгласы:

     Koelle Alaaf!" (Кёлле, Алааф!) - когда над городом проносится  этот клич, здесь начинается "пятое время года" под названием «КАРНАВАЛ».  Действительно, славится город Кёльн своими карнавалами. А ещё христианскими соборами, и самым знаменитым из них, музеем шоколада (Имхольф Штолльверк), кельнской водой, пивом «кельш» и тем, что является родиной известного немецкого писателя Генриха Белля. И  нетривиальной  своей историей.     

       Мне кажется, что найдётся ещё немало людей, не ведающих, чем славен древний немецкий город Кёльн, стоящий на берегу Рейна, «чистой» реки, как переводится её название с немецкого. Город  основан в начале 1-го века на месте римской крепости "Oppidum Ubiorum". Взбалмошная и своенравная дочь начальника гарнизона Julia Agripinna, родила в первом из трёх браков единственного сына - будущего императора Нерона.        

      Воспылав страстью к своему дяде императору Клавдию, кровожадная и властолюбивая Агриппина отравила его жену и заняла её место. Когда наивный Клавдий усыновил Нерона, то сам стал помехой и отправился тем же способом к своей невинно убиенной предыдущей жене. Как только Агрипинна получила статус императрицы, её родное поселение на Рейне получило права римского города и стало именоваться Колония Клаудия Ара Агрипиннесиум. И с  этого же времени германское племя убиев, жившее там и до прихода римлян, стало называть этот город Кёльном.   

     Прошло время. Ушли римляне в свою рухнувшую империю. Кёльн становится религиозным христианским  центром. И среди множества построенных здесь ранее церквей и монастырей было начато сооружение огромного Собора. Он был заложен архиепископом Конрадом фон Хохштаденом в 1248 году, но воздвигнут окончательно, как принято считать, только к 1880-му, то есть через 632 года. Но не завершён этот самый высокий в мире готический Собор и поныне. Подобно другому вековому долгострою в Барселоне, заложенному легендарным Гауди 19 марта 1882 года- Храму Святого Семейства - Sagrada Família, не завершённым по сей день....   

     Время, ухудшение природных условий, повреждения, оставшиеся после бомбардировок, требуют постоянной замены отдельных каменных деталей. Они отличаются и выделяются светлыми пятнами на общем тёмно-сером фоне здания Кёльнского Собора. Но никакие пятна, ни светлые, ни тёмные, не могут затмить его великолепие и того потрясающего впечатления, которое  производит созерцание этой ажурной громады любым путником, увидевшим его впервые. Как гласит легенда, архитектор Герард даже продал душу дьяволу, чтобы тот создал для него план будущего собора. Получился самый высокий в мире готический собор - Dom. И в нём - самый большой церковный колокол - St-Peters-Glocke, весом в 50 тонн.     

      Увидев однажды в юности или в молодости, на какой-то репродукции Кёльнский Собор, я начал мечтать о том, чтобы когда-нибудь увидеть его воочию, хотя никогда и не надеялся, ибо не было никаких шансов добраться до него. Как и несбыточны были фантастические мечты многих людей попасть в тибетскую Лхасу, небесный Иерусалим, индийскую Шамбалу или на землю Санникова... 

     Но я всё же попал и в Иерусалим, ставший столицей моей страны, и побывал в Кёльне в «соборном городе», как называют его немцы. Ибо именно Кёльнский собор - это визитная  карточка города. Как Кремль в Москве, как Эйфелева башня в Париже, как Биг Бэн в Лондоне, как Домский Собор в Риге, Пизанская башня в Пизе и т.д.

      Когда в группе туристов из Израиля, как и положено, у евреев, появились разные мнения по поводу выбора опции маршрута из Амстердама - то ли на выставку тюльпанов, то ли в Кёльн, я оказался в менее многочисленной группе, но достаточной для раздвоения маршрута. И попал в благословенный Кёльн на один день...    

      Вот и стоял я, задравши голову, чтобы увидеть ажурные шпили из кованого железа на высоте 157 метров. Бродил вдоль 144-х  и 86-ти  метров  поперёк, пытаясь оглядеть собор со всех сторон. Сидел без сил в малюсеньком скверике перед  входом, вглядываясь в детали готики с её строгой витиеватостью, каменным кружевом и завитками резьбы. И на лица людей, входящих и выходящих из Собора, со священным трепетом предвкушения у первых и с огромным чувством удовлетворения и познания чуда у вторых.      

     Удивляют входящего в Собор и высота сводов главного из 5 нефов базилики, поднятого на 46 метров над уровнем пола, и  венец радиально расходящихся семи  капелл и галерея для хора. Поражают средневековые витражи и статуя кёльнской городской святой, мученицы,  Св. Урсулы, надгробия эпископов, святые реликвии, деревянное  распятие  из Х века, надгробия, принесенные сюда святыни.  И понимаешь, что не зря стремился увидеть всё это, и что все ожидания оправдались. И сожалеешь, что это было первое и, очевидно, последнее свидание с Собором. И позавидуешь белой завистью тем, у которых эти ощущения ещё впереди.                                                                       
     После посещения Собора захотелось отдохнуть в кафе или ресторане и обязательно испить местного пива под названием Kolsch, то бишь - кёльш. Ничего особенного. Пили и получше, особенно чешское, и пиво «лагер» в Брюсселе. Но впереди ещё была история «Кёльнской воды», что,  по нашему, просто - «одеколон». С детства слово «одеколон» ассоциировалось у меня с приятно пахнувшей прозрачной слегка зеленовато-жёлтой жидкостью. Эта пахучая водичка находилась обычно  в какой-нибудь небольшой, но не обычной формы бутылочке на туалетном столике. Ею опрыскивали после стрижки мою голову или смазывали после укусов комаром или обожженных наползшей гусеницей и крапивой мест. А иногда взрослые просто обмывали руки после кухонных или других хозяйственных  работ. Помню, что ещё протирали шею, чтоб не пачкался от летнего пота мой или отцовский воротничок.   

     С возрастом я узнал, что одеколон - это чаще для мужчин, ибо для женщин существует ещё более приятная по запаху «вода» в небольших оригинальных фигурных бутылочках. И что это «духи», дорогая жидкость, используемая очень маленькими порциями. Позже я широко пользовался после бритья тройным одеколоном и «Шипром» по мере роста моих материальных возможностей. О французских мужских лосьонах, одеколонах и духах я узнал ещё позднее. И о том, что одеколон кое-кто употребляет вместо алкогольных напитков, особенно при дефиците последних, тож
    
     Само слово одеколон было впервые озвучено именно в городе Кёльне, где в средние века и была создана двумя флорентийскими парфюмерами «кёльнская вода»  (фр.L'eau de Cologne) - ароматизирующее, гигиеническое и освежающее средство, спирто-водный раствор душистых веществ. По другой версии некий купец Мюленс в конце 18 века, а точнее в 1792 году якобы получил ко дню своего рождения от одного монаха из Шартра секрет производства кёльнской воды «Аква Мирабилис». А само название заимствовано у французов, которым порядком надоели сладкие тяжёлые запахи применявшихся в ту пору духов.     

      Став хозяином покорённой Рейнской области, Наполеон настолько увлёкся свежим запахом кёльнской «Воды», приготовленной фирмой Мюленса, что выпивал до 60 флаконов в месяц в зависимости от военной ситуации. Так ли это было, или очередная придумка биографов достаточно харизматической и легендарной личности, но алкаши сегодняшние не страдают неприятностями от питья одеколона. А если ещё узнают, что и сам Наполеон пил одеколон, то переиначат (или исправят, дополнят) слова из известного  шлягера группы «Наутилус Помпилиус»: 

 «Ален Делон, Ален Делон не пьёт одеколон,
   Ален Делон, Ален Делон пьёт двойной бурбон...»

     Вода эта вначале использовалась для лечения и отвлечения от вони, царившей в Кёльне, где, как и в других городах, ещё не было ни водопровода, ни канализации. Незащищенная никакими патентами кёльнская вода, одеколон, могут иметь различный состав, и могла выпускаться произвольно, всеми и везде. Только фирма Мюленса в Кёльне использует дополнительное слово «настоящий» - ECHT. (Самый-самый настоящий одеколон из Кельна - это Echt Koelnisch Wasser марки 4711.)  А с начала прошлого века сама фирма стала именоваться номером 4711. Именно под этим номером был дом, в котором располагалась фирма с того дня, как опять же, Наполеон, велел пронумеровать все дома в поверженной Германии. Этот номер так и остался в названии фирмы. Считают даже, что этот номер стал более популярным для Кёльна, чем его знаменитый Собор.  Но я, как, надеюсь, и многие с этим не согласятся. И купив маленькую сувенирную бутылочку «кёльнской воды» со всеми отличительными атрибутами фирменной принадлежности, я никого из понюхавших  не удивил ни особым ароматом, ни свежестью, ни   эксклюзивностью. Простой одеколон, да и только! Правда, Гюстав Флобер в своём афоризме был хорошего мнения о кёльнской воде, но это было давно:

 «Парижская вода вызывает колики.
 Морская вода поддерживает во время плавания.
 Кёльнская вода (одеколон) хорошо пахнет».    

    Что касается шоколада, то он украшает музей своими формами, вариантами, оригинальными композициями, экстраординарными упаковками, необычным цветом. А о вкусах, как известно, не спорят. И я предпочитаю шоколад швейцарский, бельгийский. Ностальгию испытываю по шоколаду фабрик «Рот фронт», «Красный Октябрь», «Светоч». Люблю горький шоколад израильской фирмы «Элит». После бритья пользуюсь французскими мужскими лосьонами, а не  «Кельнской водой».   

      Был я в соборах Москвы и Петербурга, Риги и Вильнюса, Лондона и Парижа, Милана и Флоренции. И готический Собор города Кёльна может гордо выситься в их ряду, нисколько не уступая ни одному из перечисленных. Таково моё мнение. И это, воистину, одно из Чудес Света прошлого тысячелетия. И его нельзя позорить своими мерзкими повадками никому, особенно тех, кого пригрели и протянули руку помощи...
                                                               


 На снимке я ещё ковылял перед Собором с палочкой, а теперь с новым суставом, хоть куда... Даже ещё раз в Кёльн! С надеждой, что немцы одумаются и наведут порядок среди эмигрантов, разобравших, кто и зачем приехал в Германию... 

         *  *  *
От Администрации сайта.
Благодарим уважаемого Семёна за актуальный материал, присланный по поводу беспорядков в Кёльне, в стране - принявшей нескончаемые толпы беженцев из арабских стран.  По официальным данным, в 2015 году Германия приняла свыше 1 млн беженцев. В стране насчитывают также десятки тысяч нелегальных эмигрантов из мусульманских стран.
"Добро пожаловать в Европу"- с такими плакатами встречали их в европейских странах. И вот - получить в ответ вместо благодарности -  агрессию, насилие и вандализм, как в Кельне, а до этого - в Париже, это не укладывается в сознании. Интересно узнать мнение на эти события от коллег из разных стран. Предлагаем участие в дискуссии в комментариях.

Валерия Андерс-ван Вейнгаарден. 
  
  
     Демонстрации протеста в Кельне после новогодних беспорядков возле собора 31.12-2015 г.

    

Комментировать (47 Комментарии)
Последнее обновление ( 02.02.2016 г. )
Подробнее...
 

НАЧАЛО БЕССМЕРТИЯ ИГЕМОНА

Версия для печати Отправить на E-mail
Эссе
Автор Стефанюк Cтанислав.   
01.12.2015 г.
Комментировать (15 Комментарии)


                 НАЧАЛО   БЕССМЕРТИЯ    ИГЕМОНА
 

ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ

   Бездонны и разнообразны берлинские - барахолки - "фломаркты"... Каждый поход на их развалы - подобен деловой прогулке в грибной лес: пустым не вернёшься, как бы ты не закаивался допрежь...Не устоишь перед обольстительной чепуховиной, о которой, как тут же оказывается, ты мечтал чуть ли не со студенчества, да вот оказии всё не случалось... А если у тебя есть такие же, помешанные на поиске ненужных „драгоценностей“, приятели, то что вам упрёки жён и насмешки род-ственников?! Всё тащится в дом...
   Так у меня неожиданно появились томики „избранного“ Михаила Булгакова. Издание, хотя и киевское, но добротное, да ещё и с уважительными комментариями...  В 1989-м году это был двухтомник,  но уже год спустя, вдогонку, был выпущен как - бы и третий том! Но особенно рад я был поначалу второму тому - в котором запрятался роман о „Мастере“! - завещательное слово самого Михаила Афанасьевича о самом себе и о самих нас... Со времён „знаменской“ публикации, со времён гала-спектакля „на Таганке“ и блестящего киносериала Бортко  - многое из Текста стало привычно своим, как бы фрагментом „Muttersprache“, врождённым, проговариваемым и прилюдно и про себя, по поводу, и без - просто для удовольствия...
      Но исчез - сменился проклятый ХХ–тый, выросли новые читатели и почитатели – „Мастер“ стал киногероем, и стало скучно жить, не имея под подушкой этой горькой фантасмагории... Не из ХIХ–го века, как завораживающие истеричные выдумки Достоевского, что и Булгаков, ненавидящего окружающий его мир, то есть наш, прижизненный сумасшедший Российский Дом со всеми его пошлыми хлопотами и страданиями его пошлых героев....
   И не фальсификации красного графа Алексея .Толстого – талантливейше сочиняв-шего на свой, полуграфский – полулакейский, лад сладенькие псевдореалии, лишь бы с наваром талантливо ускользнуть от необходимости разоблачения реалий сталинщины... Но обнаружилась во мне ещё одна, абсолютно интимная радость, собственно и приведшая к приобретению этих трёх томиков Мастера...
    Смотря - восхищаясь или негодуя – „сериальную экранизацию“ – «Мастера и Маргариты», где все внутренние противоречия, увиденные и прочувствованные ранее, может быть и только мною, как-то стали „грубее и зримее“, разглядел я каким-то внутренним оком некую „купюру“,  случайно ли, или по умыслу допущенную САМИМ! Писателем... Поверив, вслед за Мастером, в „истинность“ событий жизни и смерти Иисуса (прорисованного под иным, более архаичным именем ИЕШУА), как и его многочисленных антиподов-антагонистов (Пилат, Крысобой, Афраний и   многие иные), я не нашёл „технологического“ решения смертной судьбы „Игемона“! 
    Как же Он, каким  Жестом,  каким Заклятием,  каким Бесовским Деянием  направлен был в иной Астрал? И Мастеру и Маргарите потребовалась для того же содействие –„помощь“ профессионального убийцы (примем, что это был не г-н Воланд, а Азазелло)... А как оказались и Пилат, и его охранительница - псина Банга,  Мастер Булгаков не успел, если вообще не  задумывал, прописать как обычно детально и дотошно?... И тогда я решил посягнуть!
Мне всегда нравилось литературные проделки-подделки, литературные имитации. Самому ли их сочинять-творить или обнаруживать подобное у иных Авторов ...

Да и сам Мастер Булгаков с удовольствием этим грешил, бравшись за разрешение судеб и Мольера и Пушкина, практически всех фигурантов „Собачьего сердца“...

В этом творческом свойстве есть Нечто, приближённое к лицедейству, а отсюда и потребность Автора в домашнем (хотя бы и измысленном) вертепчике, да и весь „Театральный роман“ – это высокохудожественная имитация Реальной Советской Театральной жизни ...
 …Предположим  теперь, Уважаемый Читатель, что   где-то   лежат, переписанные чьей-то, не женскою ли ручкой?, листочки, в которых и раскрываются последние земные дни Пилата Понтийского...     А ВОТ И ОНИ!!!

 
                   

          
   Второе Предуведомление
Не менее двух раз в год я разбираю завалы своих бумажных архивов: избранные черновики, незаконченные опусы, фразочки и иные лаконичные придумки, дубликаты распечаток, вырванные или вырезанные странички периодики - et cetera, et cetera...

На-днях я нашёл среди прочего несколько страничек странноватого текста. Поначалу я решил, что это самиздатовская перепечатка из Булгакова, сделанная ещё в шестидесятые годы (бумага листков совсем разжелтелась во времени). Но, вчитавшись, я  осознал  её оригинальность, хотя текст был (навскидку глядя) полностью стилизован под Мастера... Автор не обозначен.. Кто ОН (или ОНА)? Откуда эта рукопись - напрочь позабыто мною. И, для условной простоты, я временно присвоил авторство Самому Себе и разрешил её опубликовать.

ВЫХОД  В     БЕССМЕРТИЕ

Получив из рук Игемона перстень с овальным кроваво-красным камнем, Афраний понял, что дни его, Афрания (если даже не часы) уже расчислены неблагодарной судьбой... Начальнику тайной службы была хорошо известна роковая роль этого перстня… Неспроста Игемон не носил его на своём указательном, левой руки, пальце,

а прятал в кармане внутри своего бездонного пояса... Службе Афрания уже не раз приходилось тайно вывозить из города трупы недавних гостей  Игемона, казалось только-что пользовавшихся благоволением и материальной поддержкой Прокуратора... Эти люди скрытно появлялись в дворце и, после тайных же собеседований с Игемоном, спокойно уходили под охраной караульных солдат из второй кентурии Молниеносного Легиона... Позже провожавшие их легионеры с удивлением докладывали о проходившей на их глазах скоропалительной кончине этих странников: не отойдя от бывшого дворца Ирода Великого и одной стадии, бывший гость Игемона в безобразных конвульсиях  падал навзничь... Кровавая пена пузырчатой лавой выбрасывалась из его хрипящего рта... Глаза оставались широко открытыми, и их не удавалось закрыть, хотя смерть явно овладевала быстро коченеющим телом…

А душа, конечно уже удалилась в иной мир... Солдат удивляло особо то, что с руки погибшего всегда сваливался перстень с огромным кровавым камнем... При докладе Прокуратору о случившемся, перстень неизменно передавался Игемону, и тот молча прятал его в карман на своём   поясе...   

  Афранию, как начальнику тайной службы,  знакомы  были  эти  римские  и  азиатские фокусы с отравленными подарками, но тайный помощник Прокуратора не сомневался, что и Хозяин знает об его осведомлённости...
...Только что закончившееся собеседование по поводу воздаяния  Иуде из  Кириафа, всё состоящее из умалчиваний и словесных хитросплетений, показало обоим - и Прокуратору и Афранию - что ни о каком доверии между ними и мысли не должно быть ... Да и дальнейшее сосуществование их опасно для обоих.

    Слишком много Афраний знал о Прокураторе ... И слишком вероломен был Игемон...
                     Да победит
  быстрейший  и  vae  victis  -  горе побеждённому!
…Бывало (и Афраний, иногда, сам присутствовал при этом ) что Прокуратор требовал от принесшего перстень тут же (якобы, как награду!) сразу же надеть возращаемый перстень... И спокойно выжидал кончины чем-то провинившегося солдата...

Совершая казнь в присутствии Афрания, не предупреждал (или грозил?) ли он тем самым самого доверенного из подчинённых? А сегодня? Почему Он опять дал ему, Афранию, отсрочку от смерти ? Надолго ли? Чтобы помочь быстро скрыться в иудейской мгле? Сбежать? Или... для ответного подарка? Кому же???
    За пятнадцать лет работы в Иудее Афраний многого насмотрелся, занимая одну из самых ответственных римских должностей... Здесь, на перекрестье культур Запада и Востока все изощрённые методы предательств и убийств становятся азбучными технологиями... И это „Мы“ - прокуратор Иудеи Понтий Пилат, и „я-Афраний“ - его до сих пор вернейший Пёс - не менее верный, чем остроухий пёс Банга - знаем одинаково хорошо... Убийство любого из людей на этой ненавидимой ими обоими иудейской земле  земле было рутинным служебным занятием, требующим от него в последующем только тщательной проверки отчётных бумаг, отсылаемых в Рим... Формализм и буквоедство были Законом и свято соблюдались всеми службами Кесаря!
   Что же (или кто же?) заставило великого Прокуратора Иудеи подгото вить убийцу для самого себя - сына короля-звездочёта и безродной красавицы Пилы?.

    ...Эти опасные мысли перелистывались в голове начальника тайной службы, пока он, тщательно укрыв своё лицо, проходил мимо тыльной стороны дворца Каифы, именно там, где переулок господствует над задним двором дворца. Где - то здесь через забор и был, якобы, переброшен пакет с деньгами зарезанного Иуды из Кириафа, того Иуды, что своим поцелуем  выдал-предал чрезмерно философствующего бродягу...

  …Огибая зады дворцового двора, Афраний начал мысленно составлять схему такой интриги, что позволила бы ему, при минимальном собственном риске, выполнить трагичное невысказанное  самоубийственное пожелание Прокуратора Иудеи...
…Начальным звеном должна была стать беседа со своим коллегой - правой, хотя и тайной, рукой самого первосвященника Каифы... Не первый раз оба разведчика правящих, якобы противоборствующих, но на самом деле дружно сотрудничающих блоков иудейской элиты как в рутинном руководстве плебсом, так и в пресечении всяких его экстремальных попыток подорвать влияние верховной власти римского кесаря и иудейского Синедриона... Сотни раз они тайно согласовывали и режиссировали тонкие детали многоходовых и многофигурных комбинаций ЯКОБЫ неожиданных
  событий в столице Иудеи - Ершалаиме...
    Роковая догадка Афрания заинтриговала его иудейского коллегу... Тот знал о лютой (кстати, взаимной) ненависти Каифы и Понтия Пилата.. И открывшаяся возможность устранить главнейшего врага вполне устраивала обе стороны... Более часа две фигуры в чёрных капюшонах, неслышно для других, сочиняли все эпизоды предстоящей трагедии... Спустя этот час, после возвращения подручного Каифы во дворец, к Первосвященнику был приведён чернобородый, с  гноящимися от палящего солнца и бессоницы глазами, и попрежнему укрываемый  грязным талифом,  бывший  сборщик  податей, а  ныне  - историограф   философа   Иешуа   Га-Ноцри,   накануне   распятого   на Лысой горе...
      Левия Матвея нашли в той же пещере на северном склоне Лысого Черепа, куда ранее было положено тело распятого бродяги, хотя теперь в ней его уже не было… Левий Матвей, близоруко всматриваясь в строки, всхлипывая, записывал что-то неровными буквами на неровных листах козьего пергамента, когда перед ним, позвякивая оружием и бронёй, появился начальник храмовой стражи. В его мрачной тени стояла не менее мрачная фигура незнакомого никому человека в капюшоне...
Окутанный грязным разорванным хитоном, не скрывающим убогость исхудалого до-нельзя тела, бывший сборщик налогов попытался, но безуспешно, приподняться с согретой им голой земли. Сделал он это лишь при грубой и сильной помощи солдата, встряхнувшего и быстро поставившего писаку перед начальником стражи...
   Ты, Левий Матвей, вызываешься на допрос к главе Синедриона. Поспешим незамедлительно – отрывисто произнёс начальник храмовой стражи и, не дожидаясь реакции Леви Матвея, повернулся и вышел из сумрака пещеры... Поддерживаемый (или удерживаемый) двумя стражниками, летописец молча поплёлся за ним.

Не доходя до дворца Каифы,  примерно на пол-дороги от дворца Ирода, процессия остановилась, и человек в капюшоне, отстранив от Леви Матвея стражников, вплотную подошёл к нему и тихо заговорил:
   – Известно ли тебе, о Леви Матвей, что то погребение, при котором ты присутствовал, было ложным? – 
Тело
  оборванца  словно  окаменело,  затем  оно  всё  затряслось,  и злобный хриплый голос, переходящий в свистящий шёпот, произнёс:
  Где тело Иешуа Га-Ноцри? – 
  Прокуратор приказал его извлечь и подвергнуть сожжению! –
    А Каифа? – …

    Он будет осведомлен после сожжения, и, Прокуратор уверен, что он одобрит содеянное... – 
  Могу я переубедить Игемона? – 
  Ничто не переубедит прокуратора Иудеи, кроме мнения Рима, а ты, Левий Матвей, имеешь только своё, личное, которое вряд ли заинтересует Игемона... –
  Я попрошу его аудиенции. У Игемона ко мне было пожелание, которое я согласен теперь выполнить.. –  .
  Берегись! Гнев Прокуратора Иудеи страшен и безудержен. Ты опять рискуешь своей жизнью, которая тебе опостылела после смерти Га-Ноцри... Даже пёс Игемона может тебя разорвать,  не допустив до разгневанного хозяина... 

–  Верните мне мой нож - для защиты! – 
    –Украденный тобой  нож  уже вернули хлебнику в лавку у Хевронских ворот, наказав торговца за халатность. Но я тебя обеспечу оружием, которое сможет тебя спасти, хотя при неправильном пользовании –   и погубить! – 
      Человек в капюшоне, так и не открывая своего лица, протянул Леви Матвею длинный кинжал, спрятанный в кожаные ножны... Не выпуская кинжала из своих рук, он, слегка обнажив сталь, указал на странные насечки, расположенные поперечно заострённой стороне лезвия...
  – В этих насечках таится смертельный яд одной из самых опасных змей пустыни.И горе тому, чья кровь хоть на мгновение соприкоснётся с кинжалом.

Будь осторожен сам, и пусть тебя хранят твои иудейские боги! Если ты попрежнему настаиваешь на разговоре с Прокуратором, то иди, не боясь, за этим стражником, который и приведёт тебя к твоей цели. – 
    Человек в капюшоне жестом подозвал вооружённого солдата, находящегося до cих пор в тени камней... Через полчаса, не более, конвоир Леви Матвея, стараясь негромким хрустом по песку обозначать свой приход, медленно приблизился к мраморному балкону, где стояло ложе Игемона. За ним. понурив голову и чуть семеня усталыми ногами, подошёл и Леви Матвей.
…Огромный серый пёс, блеснув золочёными бляшками ошейника, внимательно навострил свои и без того острые уши и слегка заурчал...
                  

Разбуженный шествием Понтий Пилат, приподнявшись с изголовья, хлопнул в ладоши и приказал: –   Светильники в колонаду.. –  . Вглядевшись и узнав приведенного, Игемон почти радостно воскликнул: – Ты принял мой совет, несчастный?! Я доволен! –   Ты  попираешь   Законы   нашей   Веры,   римский   правитель.   Мы   не сжигаем тела покойников, как это делают иноверцы... Зачем ты приказал сжечь Га-Ноцри!? –
  – Ты, глупый и вздорный иудей, забыл, где находишься и с кем говоришь? Не позвать ли Крысобоя, дабы он и тебя, как недавно бродягу-философа, поучил почтительным манерам?! Афраний - мой начальник тайной службы, доложил, что ты присутствовал при погребении казненных преступников. Какое-такое сожжение ты выдумал? –
  Мне всё рассказали люди из служб Синедриона! И они указывают на тебя, прокуратор Иудеи! Ты лжец, Пилат Понтийский! Я ненавижу тебя! – 
  Жалкий, грязный червь! Ты и казни человеческой недостоин за такое оскорбление! Эй, Банга! Проучи негодяя!

 –                        Image result for понтий пилат 

        Игемон резко подтолкнул пса, уже приподнявшегося на передние лапы и начавшего злобно ворчать... Получив чёткий приказ хозяина, Банга рванулся к стоящей в четырёх шагах фигурке Левия Матвея. Но тот молниеносно выхватил из-за пазухи обнажённый кинжал и встретил им налетающую на него морду зверя.
      Пёс всей своей могучей грудью навалился на человека, повалил его, однако лезвие кинжала Левия Матвея успело глубоко процарапать шею Банги...

Прокуратор, внимательно следивший за схваткой, вдруг увидел, что вот-вот начавшаяся расправа зверя с человеком прекратилась. Злобное рычание Банги захлебнулось и сменилось скулением... Из пасти пса вместе со слюной мерзким потоком вырвалась пенная зеленоватая жидкость, и пёс упал на бок около лежащей фигуры в грязном тряпье... Передние, а затем и задние лапы зверя задёргались, громко царапая мраморный пол терассы...      Через несколько секунд пёс затих - он был мёртв!
   Забыв обо всём, Пилат рванулся к своему любимцу, обнял его голову с ещё оскаленной, как в прыжке, мордой, что-то произнёс по-латыни, и лишь затем злобно взглянул на Леви Матвея:
  – Подохни же, мерзавец! –  и, выхватив из-за пояса маленький кривой нож с золочёным лезвием из дамасской стали  и, как пол-минуты назад пёс Банга, навалился на застывшую фигуру Леви Матвея... Острие ножа дотянулсь до горла иудея, но не проникло в него, а лишь проложило неширокую, тут же начавшую источать кровь, царапину.    Дальнейшее движение золотого лезвия прекратилось: рука Пилата выронила кинжальчик и потянулась к груди, в центре которой обозначилась рукоятка того самого кинжала, который был передан в пещере Матвею неизвестным человеком в капюшоне…
     Намеревался ли Левий Матвей зарезать Прокуратора, или его коченеющие руки сами направили кинжал в определённое Судьбой место, не стоит теперь и разбирать... Судьба соединила всех троих: собаку Бангу, спутника Иешуа Га-Ноцри и пятого Прокуратора Иудеи Пилата Понтийского и уложила их трупы тесной телесной горкой на терассе бывшего дворца царя Ирода Великого.
    Случилось это по прошествии одного дня и двух ночей с момента казни трёх нарушителей законов Иудеи и Священной римской империи в самой середине весеннего месяца Нисана.
…Что виделось в предсмертном видении псу - нам почти и не интересно, но можно предположить, что основу видения составляла забота
  о  состояниии  и  безопасности  бесконечно  и  самоотверженно любимого им Хозяина, его спокойствии, и воспоминание о нежной ласке руки – сильной и тёплой, так нежно треплющей острые уши и затем ритмично массирующей спину собаки – от загривка до самого предхвостья.
…Леви Матвей не ожидал столь быстрой своей смерти, хотя неоднократно, особенно в последнюю неделю, искал с ней свидания, весь ослеплённый негодованием за несчастья своего кумира... От пса он защищался осознанно и достаточно хладнокровно. Удар кинжала Пилата был неожидан, и Левий не успел от него увернуться, да и рана от пилатовского кинжальчика была как будто незначительна...

Но через  секунды  начались  такие  телесные  муки, что завершившее   всё помрачение рассудка   показалось Левию  Матвею счастьем, какого он так давно искал в своей земной жизни...    Прокуратор умер спокойно, убедившись перед смертью в кончине единственного своего друга – пса Банги, а проникновение кинжала Леви Матвея в своё сердце даже и не прочувствовал – ни удара, ни боли, ни последовавшего затем полного, смертного окоченения...
      И только постоянно звучащая последние двое суток жизни мысль:  –„Бессмертие... Пришло бессмертие.“ – металась от виска к виску в неспешно умирающем мозгу Прокуратора…     Не о бессмертии, а о временной отсрочке от неминуемой (рано или, очень желательно, позже) смерти, думал Афраний    начальник тайной службы римского контингента, обосновавшегося в ненавидимом только что скончавшимся Прокуратором Ершалаиме.

Именно Афраний сплёл ту сеть, которая навечно соединила самого могущественного римлянина и самого могучего пса Иудеи с самым незадачливым последователем, протагонистом и бытописателем бродячего философа Иешуа Га - Ноцри:

 qualis vita, finis ita” – „какова жизнь, таков и её конец“.
                    За автора - Станислав СТЕФАНЮК
    

                                                          Берлин, 02.2006 -12.2015

 PostPost - SCRIPTUM
Имитация стиля любого автора - будь то Гомер, Шекспир, Кафка или Ленин - дело сравнительно немудрёное для всякого постоянно пишущего автора...

Целесообразность такого литературного действа — целиком в желании и воле Автора... А претензии к такому Автору всерьёз может предъявить лишь массовый Читатель – «похож или не похож»?  – „Насколько хуже, а вдруг – лучше прототипа?"…
Когда я придумывал сюжет того, что Вы, надеюсь, уже прочли, мне хотелось решить лишь одну творческую задачу: объяснить (и уж конечно в стилистике, максимально приближённой к манере Михаила Афанасьевитча  Булгакова, и именно в «Мастере и Маргарите») причину и «cпоcоб»  „увековечивания“ Понтия Пилата, Левия Матвея,

ну и, заодно уж, пса Банга...
   Не скрою, я всё время чувствовал себя шкодливым школьником, случайно заглянувшим в школьный журнал, держа при этом ручку, предварительно обмакнутую в чернильницу-непроливайку...( Кто ещё помнит эти нюансы советской неполной средней школы?). Но азарт пересилил и подавил крупицы стыда... На счастье, вдруг, совершенно случайно, я обнаружил полностью искупающую мой грех (да и грех ли это был: так, упражнения в греховности, не более!) индульгенцию на страничке (даже на двух-трёх) известного российским книжникам "Книжного Обозрения" №219... Цитирую: « ...в ведущих московских магазинах к лидерам продаж приблизилось продолжение „Мастера и Маргариты“– роман тверского писателя Виктора Куликова «Первый из первых, или Дорога с Лысой горы »… В данном „КНИГОБОЗУ“ интервью В.Куликов пояснил: „ ...И однажды пришла мысль написать продолжение. —Поначалу она казалась невозможной, страшной, даже кощунственной! Но ведь у Булгакова есть строки о том , что ученик напишет продолжение.“

И,  чуть далее: – „ Вдохнул поглубже и бросился в этот омут..."   
    Поскольку ни найти, ни прочитать этот роман мне — не Куликову,  а Станиславу   Львовичу   Стефанюку,   не   привелось,   я   позволил   себе успокоиться

 „на достигнутом“ – ну, не соревноваться же в самом деле мне - Любителю, с „Профессионалами“ – укрепителями Булгаковского словесного наследства...


Комментировать (15 Комментарии)
Последнее обновление ( 26.12.2015 г. )
 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Результаты 6 - 10 из 330
 
...